Борзянка

Несколько слов по поводу статей Г-на Н.П. Ермолова: заметка на статью „первая очередная выставка собакъ и лошадей" и „порода резвых борзых" 1875 г.

Несколько слов по поводу статей Г-на Н.П. Ермолова: заметка на статью „первая очередная выставка собакъ и лошадей" и „порода резвых борзых"

1).
Я вполне согласен съ г. Ермоловым относительно того, что во всякой породе собак, а следовательно и в псовых необходимо обновление крови, но при этом не лишним считаю сделать некоторый замечания на вышеназванные статьи г. Ермолова. В первой своей статье г. Ермолов говорит, что примись к псовой собаке крымской крови «не уменьшает кровности псовых или чистопсовых собак, ежели эта примись была совершена у известного дельного охотника»; затем далее, — что примись горских собак к псовым произвела резвых собак, которыя «столь-же породисты, (!) как и псовыя без примеси крымок, но несравненно резвее и с тою силою (сила в соединении с прытью и называется резвостью), которая необходима в ловле лихого русака; псовые-же собаки без всякой примеси посторонней крови большею частью только пылки, т. е. прытки лишь на коротке».
Взяв самую суть из всего вышесказанного, мы получим следующие фразы: примесь не уменьшаешь кровности, примись произвела собак столь-же породистых, как и собак без примиси. Признаться, я никак не могу уяснить себе смысла этих фраз.

Каким образом, если сам г. Ермолов признает разность двух пород— псовой и горской, он же говорить, что от смешения этих двух разных пород произойдете новая порода «столь -же породистая, как и без примеси?» Но, если уже допустить такую странность, то следовательно выйдет кровная псовая.

Опять не так! Выйдет, как говорить г. Ермолов, псовая собака с тою силою, которая необходима в ловле лихого русака, « т. е. с признаком не присущим псовой собаке, следовательно выйдет не псовая. Таким образом, делая последовательные выводы приходишь к противоположным. заключениям. По моему мнению, если какой либо признак горской или крымской собаки (будь это сила, вислость ушей, или короткость правила) оказался у псовой собаки, то естественно она уже никаким образом не может считаться кровной и уже нельзя сказать, что примесь крымской крови «не уменьшает кровности псовых собак» Говоря об этом странном факте, г. Ермолов ставить на одну доску и псовую и чистопсовую собаку, это также несколько ошибочно: псовая порода есть коренная порода, а чистопсовая— производная, почему к этой последней мы и не можем относиться так строго, как к первой; будь в чистопсовой собаке и сила, и прыткость и прыткость без силы все же она будет чистопсовая, тогда как у псовой собаки будет, как я уже сказал, совершенно наоборот. Во второй своей статье г. Ермолов говорить, что в четвертом или пятом поколении у псовых собак

2).
Признаки крымской породы могут остаться только в ушах.> Положим, что в помеси крымских собак с псовыми крымь останется у них только в ушах, так как вислые уши есть одинъ из главных признаков крымской собаки,—тогда в помеси горской куцой собаки с псовыми признак горской породы останется у них только в правиле, так как отсутствие правила есть отличительный признак горских собак, и тогда выродятся собаки полухвостыя, с правилом по колено, что в Русской псовой собаки составляете огромный порок. Впрочем в Симбирской губернии и вообще в тех губерниях, где принято скрещивание псовых собак с горскими, на это мало обращают внимания и, кажется, это уродство вошло там в правило,

3).
Так как даже такой уважаемый охотник, как г. Мачеварианов говорить, что «правило, чтоб было тонкое, но не длинное: длинное правило бываете, обыкновенно у собак слабых, рыхлотелых.»

4).
Между тем, вероятно, всем известно, что при осмотре собак, наглядным признаком резвости, а не тупости собак, считается длинное правило, для измерения котораго существует даже особый прием, а именно: правило пропускается между задних ног и затем подтягивается к мослакам, при чемъ чем оно длиннее, тем считается лучше. В этом я сошлюсь на всех Гг. псовых охотников, придерживающихся обновления крови псовых собак псовыми же, а не куцыми горскими.

Г. Ермолов говорит в пользу примеси горских собак к псовым, что «почти невозможно вести породу собак без подновления крови примесью кровей собак посторонних, неродственных> и далее замечает, что <освежение крови псовых собак неродственными, но однопородными псовыми удержите во всей красоте и типичности псовую породу собак,— собаки сохранят рост, изящество форм, будут чрезвычайно прытки и при этом изворотливы (усадисты, цепки, поимисты ?) и злобны на краснаго зверя,— одним словом сохраните в полном блеске все достоинства псовой породы, но при этом сохранять и (правда единственное и весьма важное несовершенство этой породы) недостаток силы.» Казалось -бы чего -же лучше для подновления крови псовых собак, как не примись к ним таких же псовых собак, но неродственных им? Но нет, г. Ермолов находите в этом весьма важное неудобство, а именно то, что псовыя собаки сохранять при этомъ все отличительные признаки своей породы, не исключая и прыткости (резвости на коротке) и не приобретут несвойственного им качества—силы. Это действительно справедливо и меня удивило бы противоположное, но спрашивается можно -ли назвать переделку породы, искажением ее отличительных признаков—обновлением крови? Не будетъ -ли это сочинением, составлением, хотя бы и лучшей, но новой породы? Я думаю, что так. Что касается до пользы этого нового сочинения, то она весьма условна: в степи порода эта нужна, а в лесных местностях она совершенно излишня и для этих последних ничего лучше псовой собаки не можете быть. Из того, что в степи топят печи кизяком не следует, чтобы и в лесных местностях изгнали из употребления дрова. Все хорошо на своем месте. Ведь ратуют же все русские охотники-практики против английских борзых за их зябкость, а между тем Англичане ими восхищаются и платят за них баснословные деньги.

Я не понимаю, каким образом г. Ермолов, русский охотник, проводить такую вредную идею, как cкpeщивaниe наших псовых собак с горскими или крымскими собаками, видя те пагубные последствия, которые принесло это желание усовершенствовать породу старинных псовых собак. Неужели их уже недостаточно исковеркали? Говорить, что в старые времена псовыя собаки въ России были не редкость, а теперь их трудно найти,—все какие-то помеси. Если же мы будемъ продолжать улучшать их, то и те немногие собаки, которыя сохранились, тоже исчезнуть. Сам г. Ермолов признает, что только помесь горской собаки с красавицей псовой может произвести техъ резвых собак, о которых он говорит. И эту-то псовую породу он же стремится уничтожить; от какихъ -же собак будут производить эту резвую помесь, когда все охотники последуют увлекательным панегирикам г. Ермолова? «Не подстрекайте молодых, неопытных охотников к совершенному истреблению того, что хоть немного сбереглось» скажу я словами старинного и опытного охотника,— г. Мачеварианова

5).

Г. Ермолов можетъ мне возразить на это, что в приведенных мною словах говорится о молодых неопытных охотниках, а он говорит о тех случаях, когда это дело в руках «известного дельного охотника» но есть -ли такие охотники на свете, которые не считали -бы себя дельными, хотя -бы они таковыми и не были?

В виду всего вышеизложенного, соглашаясь вполне с мыслью г. Ермолова об устройстве на будущих выставках особого отдела для помесей крымок, я не могу не прибавить, что, по моему мнению, следует помещать в этот отдел все что хотя мало мальски напоминает собой крымку, ушами -ли, правилам -ли,—это безразлично. Другими словами—отдел этот будет служить для того, чтобы очистить от помеси отдел псовых собак. В противном случае кровные псовыя собаки будут на выставках затерты разными многочисленными помесями и исчезнуть без строгой сортировки.

Имея это в виду, я и отнесся так «педантично», как справедливо говорить г. Ермолов, к признакам породности псовых собак на последней выставке. Оканчивая настоящую заметку, я, по пословице, «долг платежом красен,» не могу не обратить внимания Г. Ермолова на то, с чего он началъ первую свою статью, а именно, что и он грешить против русской охотничьей терминологии, употребляя выражение, преподанное г. Реуттомъ. В последней своей статье «порода резвых борзых» г. Ермолов употребил слово «полевание» — слово не русское, а польское, и по русски ничего не означающее, как совершенно справедливо заметил г. Мачеварианов въ статье своей «заметки стараго провинц. охотника» в № 2 Журн. Охоты стр. 31, 36 и 40; следует сказать— «езда» или просто «охота.»
А. Е. Коршъ
Москва июнь 18-го 1875 г.

1) №№ 5 и 6 Журн. Охоты за 1875 годъ.
2) Т. е. смеси псовыхъ собакъ конечно.
3) Подобную собаку (чубаропЬгую суку), приведенную изъ Саратовской губ., желаюшде могутъ видйть у г. Кнорра, живущаго въ МосвсЬ, во 2-мъ Спасскомъ пер., у Каретнаго ряда, въ дом^ Бородина.
4) Заметки стараго провинц. охотника. Жур. Ох. Ж 3. стр. 44.
5) Зам. стар, провинц. охотника. Жур. Ох. № 3. стр. 41.

ЖУРНАЛ ОХОТЫ