Борзянка

ПРИРОДА и ОХОТА

май 1885 года


По поводу ответа г-на Вальцова В.Н. Чебышеву.
(Природа и Охота - февраль 1885 года)
Г-н Вальцов недоволен г. Чебышевым за отзыв его о Киреевских, собаках. По-видимому, какое мне до этого дело? Пусть их, хоть к мировому идут, ведь это меня не касается. Казалось бы так, а на деле выходит иначе. Вина г. Чебышева заключается в том, что он похвалил Кареевских собак; у меня также Кареевские собаки, следовательно, и я виноват,- вот вывод г. Вальцова, который, по его мнению, дает ему право задевать и меня довольно бесцеремонно. Я не любитель полемики, что, вероятно, заметили все читатели журнала П.и О, почему, до настоящего случая, несмотря даже на возможность, я никого не обличал, никому даже не отвечал, но г. Вальцов, своею бесцеремонностью со мной, вынудил меня выступить с возражением, которое, полагаю, будет первым и последним.

Г.Вальцов говорил своей статейке, что"в то время, когда г.Кареев и г, Лихачев возили свою охоту, как зверинец, напоказ по разным городам и весям России» в то время, когда владельцы Кареевских собак утешались медалями, полученными, между прочим, и за сваленные на бок правила, распущенные лапы и коровьи зады своих собак,- в то время, когда охоты, составленные из Кареевских собак, ничего не делали в полях, или делали так мало, что при всей своей жажде к славе об этих подвигах благополучно умалчивали, в то время"г.Вальцов"не редко вторачивал по 8 волков в осень на свою свору» т.д. 3атем следует, что"молодежь г.Лихачева, бывшая на всероссийской выставке, -очень плоха".

Г.Вальцов, положим, сердится на Кареевских собак, может быть потому, что они вставили они его резвым злобачам, которых еще никто не видел, но это еще не дает ему право писать совершенную неправду .Прибегать к таким приемам даже и в простом разговоре не особенно похвально, а уж печатно -и подавно. Никогда я не возил свое охоту НАПОКАЗ по разным городам и весям России, ни как зверинец, ни как другое что - это неправда.
Сoбаки мои были действительно на седьмой очередной выставке Императорского Общества, в 1880 г., а затем, в 1881 г. были на Воронежском выставке, вот и все ВЕСИ России, о которых так красноречиво говорил г. Вальцов. Как та, так и другая выставка были зимою, т.е.во время охоты, следовательно В ЭТО ВРЕМЯ и
г.Вальцов не мог совершать своих подвигов. Затем, помнится на четвертой выставке, были и собаки г. Вальцова, следовательно, если это был не другой какой либо г. Вальцов, он не считал выставления собак предосудительным. Впрочем, может быть, г. Вальцов считает предосудительным только выставления, собак Кареевских? Ну, тогда другое дело, конечно. Признавая, что водить собак на выставку в Москву не предосудительно, должно признать, что не предосудительно водить их и в Воронеж, где были и мои собаки. Но, не желая оставлять чего либо без разъяснения, я постараюсь растолковать г. Вальцову, почему моя охота, которую я держал в Пешехонском уезде, Ярославской губернии, попала на выставку в Воронеж, т.е. за тысячу верст от своей стоянки: в 1881 году в отъезжем поле, я был в Ряжском и Данковском уезде Рязанской губернии; в это время, я начал переговоры с генералом Чертковым о приобретении у него имения под городом Воронежем, которое и было приобретено мною в конце зимы. Избегая лишних расходов и хлопот, я решил, по наступлению заморозков, не везти собак в Пошехонье, а прямо дойти ходом до Воронежа. При этом надо принять во внимание, что от Данкова до Пошехонья считается около 800 верст, а от Данкова до Воронежа менее трехсот, следовательно,
если бы я не повел собак прямо в Воронеж, то мне пришлось бы сделать около 1600 верст даром, лишь для того только, чтоб избегнуть нареканий г. Вальцова. Когда охота моя пришла в Воронеж, то там открылась выставка, на которую я и поставил своих собак, не думая вовсе, что впоследствии это кем либо будет найдено предосудительным. Где- же тут возка НАПОКАЗ и ВЕСИ?

Что же касается до «сваленных на боку правил, распущенных лап, коровьих задов Кареевских собак, а равно « плохой молодежи на всероссийской выставке», то об этом я с г. Вальцовым спорить не буду, ибо не признаю в нем для этого достаточно компететнаго судью, особенно ввиду мнения всех экспертов на выставках и судей на садках, между которыми, вероятно, были охотники, если не более г. Вальцова, то хоть не менее понимающие толк в борзой собаке. Г. Же Вальцов, хотя и плодовитый охотник – писатель, но охотник юный и собак мало видавший. Кроме того, я нахожу, что мои собаки в защите не нуждаются, за них говорят выставки и садки, где они были признаны всеми охотниками лучшими, чем собаки г. Вальцова.

Остается еще один пункт ответа г. Вальцову, касающегося несколько меня – это «благоразумное умолчание» о моих охотничьих подвигах. В этом господин Вальцов прав, действительно ничего подобного не было и нет в печати. Но вот вопрос: отчего? Неужели г. Вальцов думает, что если бы я хотел заменить « благоразумное умолчание» неблагоразумным опубликованием каждой скачки или поимки "Подругой» или другой какой собакой, то не имел бы к этому случая? Нет, г. Вальцов, поверьте, что это происходит лишь от того, что я
не придаю этому той важности, какую придаете Вы, да и писать я не люблю.
Я убежден, что езди Вы со мной, Вы (при 12 моих сворах) написали бы целое многотомное сочинение, но « у всякого свой вкус, как Вы справедливо изволили заметить: один любит затравить одного зайца и написать об этом статью, а другой травит зайцев премированными на выставках собаками и молчит об этом.

Остаются еще волки, которых г. Вальцов душит, как котят, но тут, кроме пожелания публикаций о каждом затравленном волке, у меня есть еще и оправдание, и оправдание весьма серьезное : я не обладаю, как г. Вальцов , тем мечом кладенцом, тем Дюрандалем Роланда, который имеет прекрасное свойство; от усилия которое делаешь, чтобы проколоть кожу, он уже сам вбегает в тело по рукоятку и тем наносит смертельную рану". (.См. Природа и Охота март 1881 г. Статью г. Вальцова "неудачи"). Конечно, обладай я таким волшебным оружием, и я бы резал волков, как цыплят, но не всякому судьба судила быть Роландом.

Вот все, что я счел нужным заметить г. Вальцову, но позволю себе прибавить еще, что если г. Вальцов будет писать против всех тех собак, которые обскакали или обскачут его собак, то, судя по первому дебюту, ему потребуется, пожалуй, целая канцелярия.

С. Устье
В.И. Лихачев.