Борзянка

Воспоминания из прошлого (записки псового охотника) В.А.Клеменц. Часть I

Журнал Природа и Охота №2 1902 г.

ВОСПОМИНАНИЯ ИЗ ПРОШЛАГО (записки псового охотника)

-Что это, Митенька, густопсовая?- спросила Марья Петровна своего мужа, рассматривая стоявшую на сворке посредине гостиницы приведенную охотником собаку.
-Ах, Машенька, а еше женою борзятника называешься! Как тебе не стыдно! Это гончая, ответил Д.И.А.шутливо упрекая жену в незнании породы.
-Ах, гончая! Такие гончие бывают, а я думала, что гончие с таким, знаешь, тонким лицом.
-Машенька, да пожалуйста ты уж не пускайся в рассуждения о собаках!... Вот приедет Мачеварианов, у которого я всеми молитвами и через посредство Володеньки едва мог вымолить себе пару щенков, и вдруг он услышит, что в семье борзятника щипец борзой называют "лицом", - ну, тогда прощай все! прощай все мои молитвы: ни за что нечего не даст... - Ну, как это., .ну, "щипок" тонкий, думала я, бывает у гончих...
-Господи! час от часу не легче! - "щипок"!...Веди, Григорий! обратился он .комично махнув рукой, к охотнику, лукаво улыбающемуся в красно рыжую бороду. А тебя во время приезда Мачеварианова я попрошу запереться, в спальной и сказаться больной, говорил Д.М., целуя руку жены и уводя ее через зал вслед уходившему Григорию с гончей,
-Да что же тут, Митенька, такого, что я даже запереться буду должна? обиженно-кокетливым тоном говорила Марья Петровна, заглядывая в лицо мужа.
-А Вот видишь ли, что тут такого: если Петр Михайлович решился мне подарить пару борзых, то это значит, что он считает меня человеком,
могущим стать "дельным псовым охотником" и достойным такого подарка, а П.М. -охотник и заводчик серьезный и о борзых собаках и о псовой охоте Всегда говорит с особым благoвeнием. Ты знаешь, я просто разговаривать боюсь с ним, как бы где не обмолвиться, не назвать "правило" хвостом, "степь"-спиной или что-нибудь в этом роде, -тогда сразу потеряешь в его мнении и, чего доброго, не получишь даже обещанного.
-Да, это правда, ваш охотничий разговор мне часто вовсе непонятен ; вот, помнишь, вы разговаривали, как лису травили, и Слепцов сказал, что он схватил ее за "трубу"...Что это значит?
-Ты бы тогда же и спросила, - тебе бы и объяснили это выражение.
-Нет уж, мерси! Помнишь, я спросила у него, что значит тройка мереньев, - какой породы эти лошади, и он мне так объяснил, что навсегда отбил охоту спрашивать у него объяснения непонятных для меня слов.
Д.И. засмеялся и ,поцеловав жену в щеку, проговорил: -A ты все еще не забыла и теперь думаешь, что о лисей трубе последовало бы объяснение от Слепцова в роде как о мерине?...Так ты у меня спрашивай. Трубой называют хвост у лисы.
-Хвост?! Почему же трубой, а не хвостом его называют?
-Потому что лиса имеет способность ставить хвост перпендикулярно спине, и тогда он имеет большое сходство с трубой, что торчит на крыше. -Ну, А что это значит у волка полено...Слепцов тоже часто употребляет это слово.
-А ты боишься спросить объяснения?
Д.И.смеялся от души, сев в своем кабинете на диван и откинувшись на его мягкой спинке, а Марья Петровна, присев около и чувствуя себя как-то неловко, улыбаясь, тормошила его за руку, требуя объяснения слова "полено".
-Спроси у Слепцова, - сквозь смех сказал он и, поймав, поцеловал ее руку.
-Нет, Митенька, объясни в самом деле, что это значит? опершись левой pvкoй о его колено и нагнувшись всем станов к нему, допрашивала М.П. мужа, устремив на него свои черные большие глаза с выражением застенчивости и просьбы.
-Ну, ну, успокойся! У волка полено то же, что у лисы труба.
-Как? да почему же это так?- вдруг выпрямившись, недоумевая, спросила она мужа.
-Да вот, видишь ли, лиса имеет способность хвост ставить наподобие трубы, а хвост волка тащиться наподобие привязанного полена. Вообще специальных выражений в псовой охоте много, и я тебе напишу их с объяснениями, а ты заучи их, как бывало, заучивала французские слова, все таки мне, псовому охотнику, не будет так конфузно за свою жену, в случае она вздумает вмешаться в общий разговор с борзятниками. -Да, да, Митя, я этому буду очень рада, а то теперь слушаешь постоянные ваши разговоры как какую-то тарабарщину и ничего не понимаешь.
Так рассуждал помещик Д.У, со своею женою, с нетерпением ожидая обещанного Мачевариановым подарка. В то время купить собаку у Д.М. было нелегко, Делился он щенками и производителями только между хорошими приятелями и непременно дельными псовыми охотниками, а получить в подарок, а тем более купить нечего было и мечтать. Если, бывало, покойный П.М. из многократных разговоров с начинающим убеждался, что из него со временем выйдет "дельный" охотник, то он дарил такому счастливцу пару собак- суку и кобеля, с таким непременным условием, чтобы этих собак с другими не мешать,a брать пометы от того, что он дал, с обязательством сообщать ему письменно результаты вязок. Все эти обязательства скреплялись раз навсегда Честным СЛОВОМ ПСОВОГО ОХОТНИКА.В такие-то счастливцы попал ж Д.И., благодаря вмешательству помещика Б.А.Глазова .В то время у Мачеварианова не было уже собак без примеси горской крови. каковыя уцелели до последних дней существования охоты Назарьева и Протасова(Передаю со слов В.Н.Назарьеьа. с которым автор имел неоднократно разговоры по поводу происхождения собак упоминаемых владельцев-автор). Но о них побеседую ниже, так как с этими
чудными собаками автору пришлось иметь дело во время службы у покойного А.Ф.Дурасова. в охоту которого лучшие собаки, которыми владельцы дорожили до конца охоты, были приобретены и составили фундамент Дурасовской псовой охоты, перед этим уничтоженной чумой(1876 год.)
Наконец, желанный день настал, получились от Мачеварианова с охотником, при письме, две первоосенних собаки - "Кинжал" и "Сайга". Ввел охотник собак, и Д.И. был сильно разочарован: вместо густопсовых в завитках красавцев, каким он рисовал себе подарок Д.М., перед ним представлены бедно одетые кобелек и сучка 16 и 15,6 вершков роста, полово-серого окраса, с убором не наряднее убора горских собак, прямостепыя, но с богатырской колодкой, безукоризненно сухими ногами, несколько прилобистыя. но с хорошо затянутыми ушами и превосходными карими, на выкате глазами, помещенными не в миндалеобразных. как бы следовало быть у густопсовых собак, а в круглых разрезах века. В общем же от всей собаки дышало энергией и мощью. Охотник, привезший собак, заметив впечатление, произведенное на Д.И. подарком, обратился к нему с вопросом: - Недовольны, сударь, собачками-сь? - Нет, как недоволен... я очень доволен, только я ожидал собак в завитках, рослых.
-Рослых-то собак у нас сударь, теперь не осталось, а в завитках действительно есть, но больше 17 и 17 1/2 вершков кобелем уже нет. Да, барин, говорят-с, что на этих больших-то только воду возить можно-c...y нас и по сию пору вырождаются такие, только барин их не держит-с, потому против этих далеко в резвости уступают-с, и опять силы такой нет-с. Да ВЫ извольте прочитать письмо, что вам барин пишут-с.

-А ты давно служишь у П.М.?
-всей-то моей службы уж больше 20 лет будет-с...
-Значит, и крепостного захватили? - разрывая конверт, спросил Д.И.
-И его попробовал довольно-с, - как-то поежившись, ответил охотник.
В письме Мачеварианов писал, что посылает собак, которыя и по местности и для начинающего охотника он считает лучшими, прибавляя, что от этих производителей в потомстве должны получиться собаки его старого типа: густопсовый, но не в завитках(Курсив подлинника. Автор в это время занимал место домашнего учителя у княгини Н.А.Ч..двоюродной сестры Д.И.Л., и в организации этой псовой охоты принимал деятельное | участие. Письмо читал сам и на курсив обратил особое внимание. Указывая на тип этих собак, в чистоте сохранившихся у Назарьева. Далее, пожелав успеха в начинающемся деле, обещал при первой возможности сам навестить начинающего собрата.
-Ну, как резвы эти собаки? - спросил<Д.М. охотника, окончив чтение письма и кладя его в карман.

-Да сударь, собаки очень резвы и жадны. Вот отец вашего "Кинжала"-

Собака резвая, пылкая и к волку смел, хотя барин их и не велит этими собаками травить, потому, не ровен час, зубом зверь попортить может…
- Ну, да это ты про отца "Кинжала» говоришь, а сам "Кинжал» - то каков? перебил охотника. Д.И.
-"Кинжала" и "Сайгу» - с мы, сударь, не знаем. Эти собаки скакать будут первую осень-с....должны по породе быть лихия собаки-с. Мать и отец "Сайги» - собаки густопсовыя и резвейшия собаки-с. Только-что вот она одна из всего помета-с и выкинулась в горку", в свою бабушку, а та от старых собак была, в которых горском кровей подпустили, - говорил охотник и пошел лет за 10 перечислять всю родословную "Сайги" и "Кинжала" с подробными описаниями окрасов и полевых качеств их предков.

С благодарственным письмом к Мачеварианову, Д.И. отпустил охотника домой, дав, конечно, приличный случаю "на чай", и стали мы с нетерпением ждать уборки хлебов и начала охотничьего дела, слаживая добытых в разных местах гончих и подбирая посворно тоже в разных местах приобретенных борзых. В последних дело не обошлось без выборзков, рекомендованных разными охотниками, за их ловлю "без упуска". Между всеми собаками выделялся статями темно-красный с мазуриной "Удар", из"охоты князя Тенишева"(о собаках той охоты автор ни раньше, ни после никогда не слыхал).Этот же "Удар"выделялся и своими полевыми качествами, был резов, силен и злобен, но все эти достоинства уничтожались одним пороком кобель скакал "по охотке".Бывало, побудется русак в 15шагах, а "Удар" так и проводит его легким галопом, подняв шею и конем поставив уши; а если вздумается ему поскакать, -никакое расстояние ему ни по чем. Отрос русак на 20-30 шагов от ловивших его собак, а от "Удара", г де то там позади отставшего, и вдесятеро дальше, завольничал по
дороге или межнику, - вздумается "Удару» - и бурей полетит он к русаку.

Смотришь- сбоку и, затаив дыхание, глазам не веришь, стоит заяц, стоят и собаки, ловишия его, в сравнение с несущимся "Ударом".вот он, как стоячих, обошел собак, бросил их далеко позади, догнал уходившаго русака и ,без угонки, как рукавицу, потащил поноской.. .Доспели к нему собаки,
вцепились в зайца,"Удар" бросил им его и, равнодушно отойдя в сторону, обнюхивает былинки или какие-нибудь возвышенные предметы...Но, повторяю, такое рвение находило на него очень редко. С начала осени "Удар" ходил в своре у Д.И. вместе с "Кинжалом" и "Сайгой",в которых владелец тоже очень разочаровался :пылкия и резвыя : были собаки "Кинжал" и "Сайга",но окончательно не умели ловить: где бы не взглянули они русака, бешеными ногами догоняли его, и начиналось кувыркание через голову и катанье на боку до тех пор, пока русак или не скрывался в острове или не был схвачен чьей-нибудь собакой из подброшенной соседней своры. Не понравилось владельцу возвращаться домой с пустыми тороками и он предложил мне на осень поменяться собаками, так как я восхищался скачкой этих собак, что я и сделал с разрешения княгини Н.А.4.,так как ездил с собаками, оставшимися после князя В.Д. 4.,сукой и кобелем анатолийской породы (куцыя) Роли изменились, но не на долго. После 8 или -10 полей-а ездить мы не ленились-"Удар",обласканный мною, скоро привязался ко мне, и я стал замечать, что иногда он буквально "внемлет» моим отчаянным воплям, при виде уходящего в остров забитаго угонками («Забитаго угонками» - это мое выражение; может быть, оно не правильно, т.к. по определению г-на Б.де Сен-Лорана,30 лет трущаго седло при езде с борзыми, «дать, угонку» значит ущипнуть зверя передними зубами собаки, - тогда будет? не» забитаго звонками", а "защипанного собаками".Авт.)"Сайги"и"Кинжала"русака . К половине октября владелец уже два раза менялся со мною собаками, но ничего не выходило, так как "Кинжал"и "Сайга" продолжали не уметь ловить, а "Удар",спущенный со своры по зверю, отправлялся во все ноги искать меня по полю, а "выборзков" из пуделей",ловящих без упуску, Д.И. на своре видеть у себя не хотел; так он всю эту, первую по существованию охоты, осень и проездил с анатолийскими "Ведьмой"и"Шайтаном".
К следующей осени "Удара «и «Сайгу" не уберегли:"Сайга"попала обеими передними ногами в капкан и так замерзла в нем, а "Удар" на селе получил вилами рану в бок и вернулся домой ,волоча замерзшие кишки, вывалившиеся в пропоротый места. Щенков от него взять не удалось; хоть он и был ставлен с "Ведьмой", но та пропустовала.

После нескольких полей второй осени "Кинжал" оказался собакой непобедимой: прибавил резвости, он громадным броском (Редкостный бросок был у "Кинжала*, но все же далеко до таких, о которых пишет В. де-Сен-Лоран (Природа и охота, май1901 года,"Пестрые рассказы из охотничей жизни):у него были такие собаки, которыя, промахнувшись броском по лисице и задев нижнею челюстью за землю, разрывались пополам так, что и ошейник не мог удержать разрыва шеи, или, ударившись на броске грудью о пенек, выбивали из себя все внутренности так, что сердце, оторвавшись, выскакивало и билось на пеньке, или если такая собака попадала грудью в лису, то все до единой косточки в ней оказывались переломанными и, смешавшись с мясом, валялись в шкуре, как в мешке. Да, все случаи, описываемые многоуважаемым г-м де-Сен-Лораном, настолько выделяющиеся, что к ним как нельзя лучше подходит поговорка:»И то бывает, что никогда не бывает )-Авт.)стал ловить без промаха; одна, много две угонки -и он, оторвавшийся корпусов на десять от остальных собак, через голову катился с русаком в зубах. При громадном броске он имел страшную силу передних ног и никогда не проносился на угонках (многоуважаемым автор ошибается: в данном случае все зависит от плеча, крестца и пружинистых длинных и оттянутых задних ног. - Ред.) Владелец рос, имея в виду возможность повести породу резвых собак для будущей охоты.
Кончив Свое дело домашнего учителя, т.е. сдав учеников своих по гимназиям, мне пришлось уехать из этих мест и, как страстный любитель собак и охоты вообще, я поступил заведывающим псовой охотой к покойному генералу П.Ф.Дурасову. Охота же Д.И.как и многие другия.в начале 70-X кончила, путем не начавшись, свое существование вместе с продажею имения, причину которой, конечно, приписывали разорению на псовую охоту.

При первом моем осмотре собак охоты Дурасовых меня поразило сходство "Бурана",бурматно-красного кобеля, с памятным мне "Ударом". По справкам и расспросам оказалось, что эта собака была подарена Петру Федоровичу Дурасову Иваном Павловичем Шильниковым, получившим ее в свою очередь, от Назарьева, а по дальнейшим справкам. в разговоре с И.Н.Ш. и В.Н.Назарьевым, о казалось, что «Удар» родной брат однопометника "Бурана", находился до смерти владельца в охоте Кашкарова (имение котораго было смежно с имением Р.Н.Назарьева в Симбирской губернии) и оттуда уж попал в охоту Д.И.Л. под названием собаки "охоты князя Тенищева", а существовала ли такая с правом названия "собаки охоты кн.Т.",мне так и осталось неизвестно, да и, узнав подлинное происхождение "Удара", последнее не было уже интересно.
Входить в подробности о собаках, бывших в охоте П.Ф.Дурасова, при вступлении на мою должность, не считаю нужным, т.к. все собаки или пали чумой или остались ни для чего негодными. В остатках, впрочем, и не было нужды, т.к. в это время помер Мачеварианов, и собаки его охоты распродавались наследниками. Покойный П.Ф.,имея возможность приобрести остатки собак охоты Назарьева, решил купить собак и из охоты Мачеварианова, чтобы от них повести породу на новом псарном дворе. Автор, служа в это время у П.Ф. и будучи знаком с покойным Мачевариановым, был командирован в имении к его наследникам для осмотра и покупки подходящих собак.

В.Клеменц.