Борзянка

2009 год БОРЗАЯ РОДИЛАСЬ

Заканчивалось лето. Конец августа вместо радостного оживления принес щемящую тоску. Обычно в этот период я сажусь на велосипед, и ранним утром начинаются прогулки с борзыми. У меня в запасе до охотничьего сезона только полтора месяца для подготовки собак к полевым испытаниям и к охоте. В этот год привычный ритм сбивался. Утренние прогулки начались с двадцатого сентября.

Я осмотрела свою свору: десятилетняя Бронька выглядит замечательно, она в хорошей форме и этой осенистой суке не дашь ее года. Учитывая ее превосходную физическую форму и отменную « веселость» (по Губину: такая собака, которая не только по виду кажется веселою, но и вообще с удовольствием, весело исполняет все свои обязанности. Поэтому охотники о таких собаках нередко выражаются так: «веселая в рыску»- борзая), все таки не стоит рассчитывать на превосходные результаты в поле. Ее сын, трехлетний Канчук в том самом рассвете, когда только и наслаждаться полнотой травли от вошедшей в силу борзой. Так оно так, если бы не одно, но… Канчук травмирован в 4 месяца, у него смещение позвонков в крестовом отделе и чаще всего, после одной скачки ему требуется покой, а иногда и лечение. Как не печально, но и на Канчука рассчитывать нельзя. Оставались шестимесячная Гадья и трехмесячная Въялица. Рассчитывать на щенков было бы более, чем смешно, оттого и было мне очень грустно.

Первые две недели ничего особо интересного не принесли. Потешно было наблюдать за щенками, которые познавали мир. Вот щенята погнались за птичкой. Гадья облаяла корову, за что получила от меня выговор, борзые лаять не должны. Река немного напугала щенят. Увидев плавающую Броньку, борзята смело влетели в воду и, конечно же, нахлебались воды. Сразу выскочили на берег и долго рассматривали речную гладь, не понимая, что с ними произошло. На пашню мы не заходили. За все лето выпало только четыре дождя. Поэтому перепаханная земля стояла огромными глыбами. На боронованной пашне была другая неприятность, с которой я столкнулась впервые. Пересохший верхний слой чернозема превратился из за засухи в пыль. Когда первый раз мы прошли по такой клетке метров 200, я обратила внимание, что мои четвероногие спутники начали чихать и тереть нос лапами. Почему - то первая мысль была про аллергию, вызванную внесенными удобрениями. Мы немедленно покинули это поле. Собаки продолжали фыркать как лошади и тереться щипами о траву. Пришлось более внимательно осмотреть собак. Входные отверстия носа были плотно забиты пылью! Собакам просто не чем было дышать. Срочно направились к воде и провели процедуру очистки носов. Теперь я стала избегать таких клеток, и наши прогулки ограничились луговинами и берегом вдоль реки.

В очередной день мы гуляли по луговине меньшим составом. Бронька потекла, и пришлось ее оставить дома. Канчук шел впереди меня, Гадья сразу за ним, а маленькая Въялица крутилась около ног. Справой стороны, метрах в 15 поднялся матерый русак и не спеша, направился к посадке. «Вот- вот»- крикнула я, привлекая внимание собак. Канчук пометил, сделал несколько прыжков и крутанул косоглазого. Гадья, хорошо рассмотревшая неведомого зверя, рванула следом за отцом, успела к угонкам, и сама сделала попытку поймать ушастого. Русак в зубы не дался и припустил со всех ног к спасительной посадке, до которой метров 150. Въялице все было хорошо видно. И русак, на выжженной луговине и травля борзых. Доли секунд хватило этой малышке, что бы взыграла кровь и со всех своих щенячьих ног она рванула за борзыми. Вот у самой посадки Канчук вновь доспел до русака, опять угонки, Гадья помогает, как может, но… русак влетает в посадку и вся травля скрывается за деревьями. Маленькая Въялица не бросила скачку, даже когда борзых не стало видно. Возбужденная и азартная носилась она вдоль посадки, пытаясь понять, куда все делись. Через некоторое время собаки вернулись. Мы отдохнули и направились в сторону дома. Въялица часто ложилась, а некоторое расстояние мне пришлось нести ее на руках. По всей видимости, эта малышка скакала не просто так, а «по зверю», на это указывали все признаки сильной усталости. При наших длительных прогулках и продолжительных играх щенков, я впервые видела Въялицу такой усталой. А это значит, что она выкладывалась не только физически, а скакала « по взрослому», повинуясь внутреннему зову « догнать, поймать». Впервые мне пришлось наблюдать такое поведение щенка. Я была поражена, удивлена и растрогана.

До открытия охотничьего сезона я достаточно часто видела русаков, но, вставали они вдалеке, и показать их щенкам не представлялось возможности.

Наконец настал охотничий сезон. Щенята мои слегка подросли. Изредка в полях поднимали русаков, борзята старательно скакали, в некоторых случаях Гадья доходила до угонок, когда одна, а когда с мамой Бронькой. Духом я не падала, радовало и то, что несгодовавшие борзята, исправно скакали. В Гадье чувствовалась не шуточная жадность к зверю, но резвости и силенок пока не хватало. Декабрь принес морозы до – 20 градусов и наши выходы в поля пришлось отменить. Затем слегка потеплело, выпал снег. Снег в этом году выпал очень странно. Местами его не было совсем, а кое- где я проваливалась по пояс. Щенята получали от всего этого огромное удовольствие и весело прыгали в сугробах.

Двадцать четвертого декабря (Гадье в этот день исполнилось 9 месяцев), температура воздуха была – 10 и мы со щенками пошли в поля. С нами была пятилетняя Прыть, дочь моей Даньки.
( Прыть проживает в Новодвинске, Архангельской области. Каждый сезон ее хозяйка, моя подруга Наташа приезжает ко мне на охоту. В этот раз, проведя в полях три недели, мы не увидели « ни хвоста». Наташа уехала, а Прыть осталась у меня).
Проползав по сугробам часа три, я злая, замученная и обиженная на весь свет направилась к дому. Дошли до села и задворками, встав на тракторную дорогу, шли к своему двору. Щенки умчались к фермам, когда я увидела старую скидку русака. Распираемая любопытством, полезла по следам, что бы посмотреть, где лежал косой. Старая лежка была буквально в трех метрах от дороги. Возмущению моему не было предела. Затем мое внимание привлекли следы зайца, которые он обычно оставляет на жировке (т.е.там, где ест). Я нашла выход с «жировки» и пошла по следу. Метров через 15 нашла еще одну старую скидку, а по ее направлению увидела и старую лежку, которая была в виде норки в сугробе. Остановилась рядом и стала высматривать след. Ничего не было видно. Минут 10 я топталась рядом со старой лежкой, но куда делся русак, так и не поняла. Со словами, где ж ты есть, косой зас...ц, я пнула старую лежку. В метре, от старого отверстия выскочил русак. Вот-вот, заорала я, уже понимая глупость положения. Щенки в 50 метрах на ферме, Прыть в 30 метрах на дороге, и оттуда не видно уходящего по густому бурьяну русака. В отчаяние я рванула за русаком, который шел вдоль дороги, хорошо скрываемый травой. То ли небеса услышали мой вопль, то ли русак испугался моей погони, но он изменил направление и встал на дорогу. Прыть, моя умница, пометила косого и заложилась по зрячему. А от фермы, щипец к щипцу неслись борзята. И вся травля в угон. Прыть достала русака и угонкой на 90 градусов сбила его в траву, достала опять, развернула еще раз на 90 градусов, и косой влетел в пушистый снег. За это время я успела выбежать на дорогу, и все действия травли происходили у меня на глазах. Въялица и Гадья одновременно приспели к русаку и Въялица, не раздумывая, потащила косого за зад. Держа в зубах вырывающегося зверька, Въялица недоуменно смотрела на Гадью. Казалось, что эта шестимесячная сучка совершенно не понимала, что это такое у нее в зубах и как «это» там оказалось. Гадья, наклонив голову набок, внимательно рассматривала «это» в зубах у подружки. Прыть, увидев, что русак пойман, сразу успокоилась и направилась к дороге. Щенята остались один на один с непонятным зверем. ОНИ НЕ ЗНАЛИ, что надо делать дальше. При очередном рывке косой вырвался из пасти Въялицы и рванул прочь. Гадья скакала рядом, и не совсем понимала, что надо предпринять. Мой отчаянный вопль видимо подсказал дальнейшие действия, и половая сука схватила русака. Тут же в него влепилась Въялица. Мне до собак надо было бежать метров 15. Радостно вопя, я уже почти приблизилась к щенкам, но, ошарашенные моим поведение, посчитав, что они, что то сделали не так, борзята отпустили живучего русака. Отчаяние волной накрыло меня. Нет, это не было сожаление об уходящей «тушки мяса», это был какой то бессознательный страх, что у щенят не хватает злобы к зверю. Это было разочарование оттого, что мое воображение только что нарисовало картину, как я ласкаю и хвалю щенков за их первую добычу. Где- то подсознательно я уже репетировала ласковую интонацию и подбирала набор добрых слов. Весь мой внутренний настрой был сосредоточен на радость и доброту, а сейчас…. А сейчас источник похвалы исправно удирал. Растерянные щенята не знали что делать. С плачем, азартом и подбадриванием я опять завела извечную песнь борзятников « давай, давай, миленькие, вот- вот, вот он….!!!!» И щенята поняли! Сейчас они уже совсем по иному доставали русака. Эта не была бестолковая толкотня несмышленышей, это работали две НАСТОЯЩИЕ взрослые борзые. Жадно, одними ногами (т.е. одновременно) борзята достали русака и одновременно влепились в него. В этой скачке чувствовался и азарт, и желание достать, изловить зверька. Во время травли, все участники приблизились ко мне метра на три. Сейчас мне не составило труда спокойно подойти к малышам, что я и сделала. Похваливая и подбадривая, я подошла к щенкам и не сразу взяла зайца, а сначала огладила собак. Русак был жив и пытался вырваться, но борзята держали его крепко. Самое приятное, что они не делали попыток его разделить, помять, разорвать, они просто крепко держали его вдвоем. Еще раз, похвалив щенят, я взяла русака за уши. И нежно объяснила малышам, что теперь русака надо отпустить. Теперь это моя добыча. Гадья и Въялица все поняли, отпустили русака и…. этот самец рода заячьих, вывернулся, и юркнул между моих широко расставленных ног. Борзята не раздумывали не секунды. Они тут же рванули за ним (то есть между моих ног) и естественно, я шлепнулась на спину, в таком положение, запрокинув голову назад, увидела очередную поимку. Радостно вскочив, сделал три прыжка я, наконец, взяла русака за задние ноги, зажав их как можно крепче, и теперь могла смело сказать « с полем Вас, батюшка.

Вот оно охотничье счастье! Когда- то я читала замечательный рассказ, который назвался «гончая родилась». Сейчас я могла смело сказать «борзая родилась». Впервые мне пришлось наблюдать так близко, как в течение нескольких секунд бестолковый щенок превращается в азартную борзую. Когда игра «догнать, поймать» переходит в могучее желание «ДОГНАТЬ, ПОЙМАТЬ, НЕ УПУСТИТЬ». На мой зов прилетели беспечные щенки, игривые, ласковые и шаловливые. Домой я вернулась со сворой взрослых, полных достоинства, настоящих охотничьих собак.

Этот охотничий сезон на этом и закончился. На следующий день начались сильные морозы, которые продержались до закрытия охоты. Эта замечательная травля, не сгодовавшихся щенков, будет будоражить меня до следующий осени. Я уже начинаю считать дни, когда сяду на велосипед и начну готовить первоосенников к полеванию.

Добрые вести пришли и из Каширского района Воронежской области. Сестра Гадьи не только поучаствовала в травле и поимке русака, но и на пару с Двинской Уловкой взяла несколько лис. Братья Брагины, Борис и Николай, опытные охотники с борзыми были очень довольны полевым досугом с Груней.
дата публикации: 23.06.2010 (16:52)