Борзянка

КРЫНИЦА

КРЫНИЦА
21.11.2006-25.07.2009


Боль навалилась противным, тяжелым, обволакивающим, ватно-слизистым веществом. Сначала она повисла на плечах. Придавила меня так, что я не могла подняться с «корточек». Затем охватила руки. Я хотела их поднять, что бы прикоснуться к дорогому мне существу, но не могла. Онемела спина, пустой гул заполнил голову, металлический груз, где- то внутри меня, зацепился с левой стороны и сильно начал тянуть вниз. Моя душа отделилась от бренной оболочки, называемой «тело» и со стороны наблюдала за мной. Внутри меня медленно расползался холод. На какое - то мгновение мне показалось, что я умерла, но гул в голове мешал предаться забвению.
Крыня смотрела мне в глаза. Взгляд был виноватый, в то же время всепрощающий и с грустью расставания.

И было невыносимо больно. Мне.

Бронька ощенилась.



В этот раз она побила все рекорды- 8 щенков. Желанной, долгожданной красно бурматной суки в помете не было. Было два половых, два бурматных, три серо-полово-чубарых и один красно-бурматный, но кобель. Выбора мне не было, если оставлять, то вот этого кобеля. Взгляд упал на половую сучку, но старшая дочь категорично заявила, что Колпицу она забирает себе. На нет и суда нет, значит, у меня останется только Канчук.

Пришла пора, щенки начали разъезжаться к своим новым владельцам. За бурматной сучкой,



ТРИ НЕДЕЛИ
которую я назвала Крыница (источник вдохновения), должны были приехать попозднее, будущие владельцы попросили передержать ее до трех месяцев. И тут взбунтовалась младшая дочь - оставь Крыньку мне. Нытье продолжалось ежедневно, почти ежечасно и очень настойчиво. Вода камень точит. За две недели до приезда покупателей, я сломалась окончательно и отказала в продаже щенка.


ОДИН МЕСЯЦ



Канчук и Крыница

Крыница росла. В меру шкодила, была достаточно послушной и не доставляла ни каких проблем.
Но меня все время, тревожил какой- то страх за эту собаку. Страх этот появился после четырехмесячного возраста и возможно был связан с травмой Канчука. А может это был страх потерять кровь этой линии, так как со щенками Броньки все время происходили несчастья.
В первом помете родилось 5 щенков. Когда щенкам было три дня, младшая дочь стала снимать тяжелое зеркало, висевшее на стене над Бронькиным местом, не смогла удержать и….. в помете оcталась одна Граня. Хорошая красно бурматная сука, именно такая, какая мне и была нужна. Жизнь продиктовала свои условия, я была вынуждена продать щенка.
Во – втором помете от Знатного, родилось так же 5 щенков. Я уехала по делам, старшую дочь срочно вызвали на работу. Бронька решила, что ее родовое гнездо не совсем то, что хотелось бы, подняла щенят на диван. Диван этот был «гостевой». На нем лежало несколько матрасов, груда ватных одеял. Высота верхней поверхности от пола метра полтора. Две сучки сумели остаться на верху, а три кобеля……Суки погибли позднее, через четыре месяца, несчастный случай.
В третьем помете был только один щенок. Единобор оправдал все мои надежды, неплохой экстерьер, отличные рабочие качества. Я ждала течку у Азарки, чтобы повязать ее с Едином. Дождалась. Первый день течки совпал со смертью Единобора.

Помет, в котором родилась Крыница, был четвертым.
Я гнала страх потери, зная, что притягиваю беду, но ничего не могла поделать. Страх прочно засел внутри меня.



Первого русака Крыница увидела в 10 месяцев, резво заложилась по нему и.. лоб в лоб столкнулась с другими собаками. Кто- то из борзых сшиб Крыньку, она полетела кувырком, сильно ударилась о землю и долго не могла подняться, крича от боли. Все обошлось сильным ушибом, но без тяжких последствий.
Второй русак поднялся прямо из под ног Крыни, минут через 40 после происшествия. Первоосенница заложилась, но, услышав догоняющего Плеска, оглянулась, и бросила травлю. Я была расстроена. У меня есть горький опыт последствий сильного ушиба у борзой, при травле первого русака.

Долинка- бабка Крыницы, пометив первого своего русака, рванула и влетела под восьмимесячного жеребенка орловского рысака, который был ростом с взрослую деревенскую кобылу, а по ширине превосходил раза в два. Жеребенок испугался, отбил собаку копытами так, что снял псовину как бритвой в области легких. Долине потребовалось длительное лечение с применением антибиотиков. Больше от меня Долина за зайцем никогда не скакала. На охоте ее водила на своре или моя дочь, либо кто- то из друзей. Я не хотела, что бы история повторилась. Когда у меня была Долинка, в запасе имелось еще несколько борзых, способных радовать в поле. Сегодня, у меня кроме Крыни почти никакого нет. Канчук сильно травмировался в четырехмесячном возрасте, Бронька старовата, Избранник после перенесенного пироплазмоза, резко сбавил в резвости, побаливала печень. А сейчас ситуация такова, что если Крыня перестанет от меня скакать за зайцем, то что мне остается делать? Искать постоянного компаньона для охоты, который будет водить собаку?



Через несколько дней тревога моя усилилась. Мы были на охоте, собаки в свободном рыску, когда поднялся русак. Прыть и Крыня дружно заложились и после нескольких угонок мы подвязывали неплохого зайчишку. На обратном пути собаки шли рядом, когда поднялся второй русак, Крынька сделала рывок, оглянулась на подоспевшую Прыть и… бросила травлю. Я была в отчаяние. Через несколько дней должны быть испытания, собака в хорошей форме и такой конфуз.
На испытаниях Крыницу и ее отца Избранника водила моя старшая дочь. Все обошлось благополучно, русак встал, собаки отработали на диплом 3 степени, Крыня не оглядывалась и травлю не бросила. Диплом конечно хорошо, но меня больше волновала охота. Страх сильной боли остался в памяти собаки, ассоциировался со мной и это все в совокупности, отравляла радость предстоящего сезона.

В первых числах ноября мы небольшой компанией отправились на охоту в Ростовскую область по приглашению Сергея Авдеева. У меня из собак только Крыница.
Первый выход в поле не обрадовал нас изобилием русака. Мы тщательно прочесывали балки, но, увы,… Я предложила зайти на пашню, Сергей стал уверять, что в это время русак в пашню не ложится. Невзирая на все его доводы, я с Крынькой пошла на поле старой пашни, все остальные продолжали прочесывать балку. Не успела я отойти от края поля и 50 метров, как почувствовала на себе с правой стороны, чей - то внимательный взгляд. Повернула голову и застыла в изумление. Из земли на меня смотрели два глаза. Первая мысль была – к наркологу. Все, белая горячка. Радость встречи вчера была так хороша, что сегодня у меня галлюцинации, первый признак любителей спиртного. Я уставилась в эти глаза, пытаясь осознать, что это такое. И только тогда увидела и все остальное, что прилагалось к глазам. Это был русак! Он лежал в углубление, ниже уровня верхней поверхности, собравшись в комок. Осознав, что у меня не « глюки», смотрит на меня вполне реальный заяц, я от растерянности не знала что делать. Посвистела участникам охоты, помахала им, но на меня, ни кто не обратил внимания. Русак лежал, а я продолжала его разглядывать. Это принесло новое открытие. Например, мне стало понятно, почему зайца называют косой. Русак лежал ко мне « цветком» (так называют хвост), то есть смотреть должен был в другую сторону. Но его глаза смотрели прямо на меня, как бы находясь на затылке заячьей головы. Потом я обратила внимание, что русак лежит единым овальным комочком. Не видно ни лап, ни ушей, ни хвоста. Совершенно не шевелится, создается впечатление, что и не дышит, не моргает. Взгляд ясный, спокойный и…внимательный. Оторопев от такой наглости или выдержки, я не нашла ничего лучшего как спросить у косого, что мне делать дальше. Все охотники далеко, на Крыню надежды мало, а потравить долгожданную находку очень хотелось. Еще раз попробовала привлечь внимание моих товарищей, которые за это время достаточно отдалились, но ничего не получилось. Почему то пришла в голову странная мысль, попробовать самой поймать и не долго думая, я попыталась схватить косого. Увы, поимистость моя оставляет желать лучшего, русак одним махом покинул лежку и заложил уши. Крыня рванула за ним. Я заорала, чем привлекла внимание остальных. Травля шла в сторону собак, и я испугалась, что опять Крынька столкнется «в лобовую».
« Моя белая горячка» такое прозвище получил этот русак, снял все испуги с Крыницы. Она била его на угонках, не обращая внимания на подоспевших собак, справлялась, обходила борзых, вновь била на угонках.



Русака спасла посадка. Я рада за косого, с такой крепкой нервной системой, достоин жизни. Крыница после этой травли, больше никогда не бросала скачку, и работы ее были яркими и запоминающимися.

В этот первый сезон Крыница с Избранником добыли всего несколько русаков и тринадцать лис. Первые метры травлю вел Избранник и если затравить зверя накоротке не получалось, всю остальную работу делала Крыня. Как и отец, она брала зверя только по месту и ни разу не была покусана лисой, в отличие от своей матери Броньки.
В 2008 году в феврале месяце Крыница, Избранник и Колпица приняли участие в съемках фильма « В отъезжем поле», студия ВитАр, где на глазах всей съемочной группы показали достойную травлю хорошего русака.

Сезон 2008-2009 года принес дипломы 3 и 2 степени на Всероссийских состязаниях и испытаниях в Палассовке, Волгоградской области и Воронежской.



Псовыми охотниками из разных регионов работа Крыньки была оценена по высшему разряду.



В Палассовских степях страх вновь накрыл меня могучей волной. Шла травля за русаком, и собаки влетели в стадо коров. Мы были очень далеко, но видно было очень хорошо. Коровы выстроились «клином» и погнались за собаками. Куда исчезла Крыня, не знаю, а Лены Кусковой собаку мы догнали на « Ниве» и долго не могли ее поймать. Испуганная молодая борзая, не слышала наших призывов, а старалась как можно быстрее удрать от настигающего автомобиля и только когда силы покинули ее, мы сумели взять собаку в машину.
Крыни нигде не было. Несколько машин разъехались для поиска в разные стороны. Я впала в панику и уже почти была уверена, что собаку не найдут. Слезы не приносили облегчения, не слышала я и слов подруги, которая тормошила меня и что то говорила, показывая вперед. Я так была поглощена своей потерей, что вглядываясь в подъезжающую «Ниву» и увидев через лобовое стекло счастливую улыбку Саши Ивашковского, радостно махающего мне лапой, что пришла в состояние близкое к истерике, что окончательно затмило мой разум. Как можно быть таким радостным, когда у меня огромное горе. Я была раздавлена поведением друга и уже готовилась заорать в злобном припадке разные гадости. Больше всего меня задело беспрестанное помахивание лапой. Лапой! Лапой! Конечно, лапой! На коленях у Саши сидела Крынька и именно ее лапой приветствовали меня!
Слезы горя плавно перетекли в радостный источник. Страх отступил, уполз в дальний уголок моей души и в полной мере дал насладиться счастливым исходом.

Сезон в Палассовке закончился и мы отправились домой.



Первая остановка в Волгограде, у наших друзей Димы и Марины Поповых. Дорога была трудной. Сломалась машина. Ехали медленно, и казалось целую вечность. Наконец добрались до места.
Утром грянул гром. Крыня, Меркул и еще несколько собак сделали подкоп, и ушли со двора. Мы рванули на поиски. Примерно через час вернулись собаки Поповых. Моих питомцев не было. Мы объездили весь поселок, предупредили посты. Страх выполз наружу, ритмично отбивая чечетку в моих мозгах: «все, конец, все».
Я старалась держать себя в руках, но получалось очень плохо. Если честно, то совсем не получалось. И спустя какое- то время я больше не могла справиться с паникой. Она нарастала и нарастала. Я уже плохо ориентировалась во времени, потеряла всю надежду, и только голос Димы прорывался через весь этот кошмар: « Верь мне, мы их найдем, верь мне». Этот голос возвращал меня в реальность, на какое- то время страх притуплялся, и я как молитву повторяла, не переставая: « я верю тебе Дима, верю».
Дима отвез меня домой. Видимо мой вид внушал ребятам некоторые опасения, меня сдали на руки приятелю Поповых, дав указания « выпить водки» для успокоения. Я глотала водку , пытаясь « утопить» страх и вернуть веру. Не помогало. Когда отчаяние охватило меня почти полностью, привели Митьку. Живого, невредимого и очень довольного прогулкой. Страх чуть притупился, разбавленный радостью от «находки», но противно червоточил внутри меня. Время опять остановилось. Телефонный звонок принес известие - Крыня нашлась. Через несколько минут и саму беглянку представили мне.



Страх резко исчез. Временно.


На трех своих выставках Крыница по младшей группе получила « очень хорошо» и по средней группе отлично. Был присвоен первый племенной класс, -2 место,1 место в классе она уступила только своей однопометнице - Двинской Колпице.



Первый раз я вяжу своих собак ближе к четырем годам. К более ранним вязкам отношусь не очень хорошо. Считаю, что сука должна полностью сформироваться, окрепнуть, а это наступает обычно после трех лет. Крыницу повязала в 2 года 4 месяца. Из рабочих собак она оставалась у меня одна,



и мне необходимо было оставить пару щенков. Так как Крыня шла у меня по красной линии питомника, а мне давно хотелось соединить черную и красную линию, то с учетом всех достоинств и недостатков в пару ей был назначен яркий представитель черной линии питомника Двинской Плеск.

Весь период Крынькиной щенности я испытывала беспокойство. Даже дети обратили внимание на мою нервозность. Объяснить свое состояние я не могла - это было просто предчувствие беды.



10 июня 2009 года Крыня ощенилась. Роды были стремительными, сука слабела на глазах.



Щенки выскакивали с интервалом в несколько секунд. Бедная мать не успевала, не только перекусывать пуповину и снимать околоплодный пузырь, она не успевала даже посмотреть, что там из нее «выпадает». Я как могла, быстро перерезала пуповину, снимала оболочку, но помассировать щенка и протереть его насухо времени не было. Тут же приходилось заниматься следующим. Первая пара лежала на теплой подстилке и отчаянно пищала. На помощь пришла кошка Юлька.







Тщательно вылизала борзят, подпихнула их к себе под теплый бочок и…. в это мгновение родился четвертый щенок, я продолжала «обрабатывать» третьего. Юля долго думать не стала. Подтянула щенка к себе, перегрызла пуповину и осторожно сняла оболочку пузыря. Затем активно начала массировать щенка. Я была так ошеломлена, продолжая манипуляции с «третьим», что не успела предпринять ни каких действий. Кошка замечательно справилась сама.

После четвертого щенка у Крыни наступил перерыв. Уставшая мать подремала несколько минут, а потом заинтересовалась пищащими комочками. Я пододвинула щенков к суке. Крынька внимательно рассматривала «приплод», обнюхивала и пребывала в полной растерянности, не зная, что предпринять. Юлька контролировала ситуацию и незамедлительно пришла на помощь. Она опять активно стала массировать щенят, те заволновались и начали искать соски. Тут уже вмешалась я и помогла детенышам в поисках молока.
Через некоторое время отдохнувшая Крыница произвела на свет еще двух щенков.

То ли стремительные роды ослабили Крыню, то ли была еще какая- то причина, но молока у суки было мало. На четвертый день из гнезда раздавался голодный писк.
В это время ощенилась от борзого кобеля наша кавказская овчарка – Кася. Она и стала кормилицей для четырех бурматных щенков. Периодически подкармливая всех.





В помете были две черные сучки, которых я и решила оставить себе. В 45 дней щенки разъехались по своим владельцам. Жизнь вошла в обычную колею. Страх отступил, и на душе было спокойно.

Так получилось, что после некоторых раздумий, одного из оставленных для себя щенков я продала. Дома осталась одна Въялица.
Въялица не любила дом. Очень ей нравилось жить с собаками во дворе. Каждый вечер я вытаскивала ее из сарая и заносила домой. Щенок с трудом дожидался утра и с радостью вылетал во двор. Было лето, тепло. И в один из вечеров, после очередного протеста, я оставила Въялицу на ночь во дворе.
Утро было ясное, теплое. Щенок веселый, живой и невредимый. Я начала убирать двор. Боковым зрением заметила, что в будке, в которой иногда живет кавказская овчарка, кто-то лежит.
Всмотрелась и испугалась. Внутри лежала незнакомая мне собака и смотрела на меня. Вся худющая и в крови. За доли секунды в голове промелькнуло множество вариантов, как эту собаку могли подкинуть мне во двор и, почему молчала «кавказиха». Я подошла ближе, присела на корточки и спросила у незнакомки: « ты кто?».


Собака из последних сил подняла голову и мы встретились взглядами.



И навалилась боль. Моя беспечность привела к беде. Ночью две матери не поделили одного щенка.
Крыня дождалась меня. Она не в чем меня не винила. Собаки фаталисты и воспринимают все как есть. Она попыталась встать, прощаясь со мной. Я подхватила ее на руки. Поддерживаемая мной, Крынька сумела вильнуть хвостом, устало вздохнула, устало и с облегчением и ушла в « поля вечной охоты».
Не было больше страха. Была боль. У каждого собаковода есть свое кладбище. Мы готовы к тому, что наши питомцы уходят рано. Мы не готовы только к тому, если они уходят слишком рано, тем более, если в этом есть наша вина.



Повадка и Крыница
дата публикации: 10.04.2011 (13:59)