Борзянка

О "Борзых" проделках

Почему - то бытует мнение, что русские псовые борзые, собаки, мягко говоря, очень слабого интеллекта. Чаще всего те, кто утверждают эту нелепицу, путает склонность к дрессировке с наличием разума. Дрессированная собака это собака, у которой на генетическом уровне закреплена склонность к закреплению и выработке определенных навыков, которым ее обучает человек. Умная собака- это собака, которая самостоятельно производит действия, ни как не связанные с дрессурой. К сожалению, владельцы борзых редко рассказывают на литературных страницах о проделках своих питомцев. Иногда создается впечатление, что кроме охоты ничего примечательного в общении с представителями этой породы больше нет. Но настоящий борзятник, это человек в первую очередь любящий борзую как собаку, а охота второстепенна, как одна из составляющих. Близкое общение с любимой породой и вне охоты доставляет массу удовольствия. Перечитав массу литературы, упоминание о сообразительности борзых мне удалось найти только в рассказе Д.Б. Голицына «Об уме моей Птичке» в дореволюционном журнале «Псовая и ружейная охота» и из современных изданий краткие заметки в книге «Русская псовая борзая» Г.В.Зотовой. Все остальные писания рассказывают нам только об особенностях экстерьера и рабочих качествах, что и рисует картину какого то «тупенького» существа способного лежать на диване и на охоте скакать за всем, что движется. Но это так далеко до истины. До борзых я держала собак разных пород: восточно-европейская овчарка Дон, немецкая Дик, колли Джиель, ньюфаундленд Дези, все эти собаки были отлично выдрессированы, но умнейшими я могу назвать только борзых, которых никогда не дрессировала. Борзым этого не нужно, они и так все схватывают на лету, отлично понимая человека. Об их сообразительности и ярких « разумных» действиях у меня накопилось столько воспоминаний, что я с удовольствием поделюсь с вами.

Стеша, моя первая борзая, в период взросления доставила очень много неприятных минут, но после достижения двухлетнего возраста собаку как подменили. Никаких проблем больше не было. Она не воровала, не рвала вещи, не убегала на прогулках, не гадила, не выла - не собака, а мечта собаковода. Стеша твердо усвоила, что вход на кухню разрешается только во время кормления, и исправно выполняла это правило. Уходя из дома, мы не закрывали собаку в каком либо определенном месте, двери всех комнат были всегда открыты, но поведение оставалось безупречным. Блаженство закончилось с появлением Стешиной дочки – Двинской Тиары. Особых проблем с Таськой не было, она росла послушным щенком, на лету схватывала законы «общежития». Но приблизительно с 7 месяцев у нас почти ежедневно стала повторяться одна и та же картина. Стоило уйти из дома хотя бы на несколько минут и мы, возвращаясь, заставали Тиару на кухне, где она наводила форменный беспорядок. Шкафы открыты, крупа, песок и прочие рассыпано по полу, дверца холодильника распахнута и все, что по собачьим законам считается вкусным – съедено. Самым удивительным было то, что Тиара такая понятливая, всегда пребывала в страшной растерянности, получая очередную порцию наказания. Но еще более удивительным было то, что, обладая не очень хорошим аппетитом, после опустошения огромных съестных запасов, Таська никогда не отказывалась от своей миски с едой. Стеша наоборот, протестуя против наказания дочери, устраивала несколько дней голодовки. Три – четыре месяца продолжалось это безобразие. Мы закрывали собак в зале, сделали шпингалет на двери кухни, но стоило забыться, и картина повторялась: разгромленная кухня и счастливая Таська. Стеша же всегда чинно лежала на диване в зале и всем видом говорила, что взять с дитя неразумного.

В один из дней мы куда то очень спешили. Выбежали из дома и уже отъехали, когда я вспомнила, что забыла закрыть собак. Выскочила из машины, бегом поднялась на этаж, очень быстро открыла дверь и увидела, как из кухни через коридор в зал несется Стеша. Сообразив, что лечь на диван она не успевает, собака делает разворот на 180 градусов и неторопясь, подтягиваясь и всем видом показывая, что она только что встала, направилась ко мне. А на кухне счастливая Таська подбирала то, что не успела слопать «воспитанная» мама. Вот тут и прояснилась вся картина. Сразу стало понятным, почему, когда Тиара оставалась дома одна, она никогда не «громила» кухню. Таська просто не умела открывать двери. Стеша быстро сообразила, как нарушить «табу» оставаясь вне подозрений. Надо заметить, если мы уводили дочь, мать, оставаясь дома одна, никогда не покушалась на кухню. И её голодовки связаны не с протестом против несправедливости наказания, а с элементарным обжорством.

Двинская Ласточка, дочь Стеши из второго помета, превзошла свою мать во всем. Своего брата Лихославля, Ластуша подставляла столько раз, что заслужила от моего отца прозвище « коварная подлюка». У собак, как и у людей совершенно разные характеры. Кто- то добрый и честный, кто- то хитрый или злобный. Ласточка была очень жизнерадостной, всегда исправно и весело хулиганила, очень быстро поняла, что можно, а что нельзя, но была у нее одна слабость - она получала огромное удовольствие, когда наказывали брата. Первые яркие черты ее подлости проявились, когда щенкам было по пять месяцев. Я выгуливала щенков почти всегда в одно и тоже время в строго отведенном месте. К нам присоединился владелец маленького добермана, приблизительно одного возраста с борзятами. Первые полчаса вся троица дружно играла в «догонялки», а потом толстый увалень Лихославль уставал и выбывал из игры. Ласточке становилось скучно. Когда играли втроем, неуклюжий Лелик часто сбивал добермана, тот визжал, и Ласточке было весело, а, оставшись вдвоем с доберманом, пустая беготня не доставляла удовольствия. «Черная бестия» придумала, как продлить веселье. Играя с доберманом в «борьбу» вдруг испуганно визжала и бросалась под ноги к брату. Простодушный Лелик, видимо считая, что Джек по настоящему лупит сестру, задавал щенку трепку. Конечно, мы тут же прекращали это безобразие. Джек тоже был не дурак и быстро сообразил своим щенячьим умишком, что когда Лихославль выбывает из игры, то от него стоит держаться подальше. Ласточку такой вариант не устраивал. Гулять надо весело, а что это за веселье, когда весело всем! Предприняв несколько попыток и убедившись, что доберман не поддается на провокацию, применила другую тактику. Как только Лелик садился, а Джек убегал на безопасное расстояние, Ластуша неслась за доберманом и начиналась игра в «догонялки». Щенки весело носились друг за другом, но постепенно Ласточка пробегала все ближе и ближе от Лелика. И когда понимала, что расстояние между кобельками сократилось, в очередной пробег с истошным визгом, поджав под себя хвост, кидалась к брату. Брат делал «кидок» и наказывал Джека за плохое отношение к сестре. Я хватала Лелика за шкирку и «объясняла», что так делать нельзя. Борзенок и доберманчик визжали от обиды, а счастливая Ласточка прыгала и скакала, не скрывая своей радости. Явный восторг так отчетливо проступал на морде этой суки, что даже владелец добермана не держал обиды, а восхищался Ласточкиной сообразительностью.

.гонялки"неслась за доберманом и начиналась игра в " расстояниена провокацию, применила другую тактику. то от него стоит держа
Воровала Ласточка всегда, но только в том случае, если была возможность свалить на брата. Утащив кусок, неслась на подстилку к Лелику и неторопясь ела, но если слышала наши шаги и понимала, что пропажа обнаружена, тут же бросала украденное брату под нос и запрыгивала на диван. Медленно соображавший Лихославль начинал обнюхивать недоеденное сестрой и … все улики на лицо, у кого украденное, тот и вор. Откуда мы это знали? Из рассказов моего отца. Все свои проделки Ласточка вершила на его глазах, т.к. не признавала папиного авторитета, а на его попытки применить физическое наказание отвечала грозным рычанием, а иногда и пускала вход зубы. Насколько папа любил Лихославля, а тот безумно любил его, настолько папа не ладил с Ласточкой, а та отвечала тем же. Взаимная неприязнь была так велика, что после очередной жалобы со стороны папы, «коварная подлюка» прокрадывалась к нему в комнату и писала на кровать.

Каждое лето мы выезжали в деревню. У северян особое, бережное отношение к собакам и наши питомцы гуляли вольно. Стеша никогда не уходила из деревни, а вот ее детей знали все окрестности. Летом 1993 года у нас уже было четыре собаки: Стеша, почти двухгодовалые её дети, Ласточка и Лихославль, и четырехмесячная Романовс Злоба. В первый день после приезда дружная парочка отправилась навещать друзей, малышка Злоба потянулась за ними, отстала и потерялась в поле. Соседи из крайнего дома услышали ее вой и привели щенка домой. На следующий день я не отпустила Ласточку и Лелика одних, а заставила гулять со Злобой, и только когда щенок утомился, парочка отправилась в самостоятельную прогулку. Но стоило мне отпустить всю троицу без присмотра, однопометники тут же удирали, оставив рыдающего щенка.

Тогда я пошла на крайние меры. Теперь утром на прогулку выпускалась или Ласточка со Злобой или Лихославль. Где - то через час щенок приходил домой, нагулянный и довольный, а я выпускала заложника. Время, проведенное в «няньках» явно считалось потерянным, и Ласточка с этим смириться не могла. Прошла неделя с момента введения новых правил выгула. Очередным утром в заложниках остался Лелик, а Ласточка отправилась выгуливать щенка. Не прошло и десяти минут, как я услышала поскуливание Злобы. Выскочила на крыльцо и увидела, что щенок стоит перед ступеньками пошатываясь, на дрожащих лапах. На руках занесла ее в дом, выпустила Лелика и начала осматривать борзенка. Температура в норме, слизистые слегка покрасневшие, раны отсутствуют. Прощупала каждую мышцу, связку, косточку, ни каких повреждений, но щенок явно не здоров. От утреннего кормления Злоба отказалась, проспала полдня, вяло поела в обед и на дневной и вечерней прогулке сделав «делишки» тут же попросилась домой. На следующий день щенок выглядел лучше, но каким то уставшим и ослабевшим. Я все дни внимательно наблюдала за Злобикой, но так и не смогла понять, в чем причина ее недомогания. Еще через некоторое время все признаки слабости исчезли, к щенку вернулись хорошее настроение, аппетит и игривость. По всем признакам опасаться за здоровье больше не стоило, и мы вернулись к привычному для нас режиму. Утром я оставила Лелика дома, а его сестрица отправилась выгуливать щенка. Через несколько минут в дом вползла обессиленная Злобика. Вид был удручающий. Морда в пене, язык свесился набок, конечности дрожали, дыхание было прерывистым. Я заметалась в панике. Первая мысль – аллергия. Тут же дала таблетку антигистаминного лекарства, приготовила все медикаменты для экстренных мер, если будет нарастать критическое состояние. Но таблетка видимо помогла, дыхание выровнялось, перестали дрожать конечности. Опять щенок проспал полдня, плохо поел и неохотно гулял. На следующий день была слабость, а потом все нормализовалось. Некоторое время я самолично выгуливала Злобу и внимательно наблюдала, пытаясь отыскать источник вызывающий аллергию. Все было нормально. Непонятное заболевание как внезапно возникало, точно так же и бесследно исчезло. Подозревая, что Ласточка водит щенка в места мне неизвестные и именно там находится предмет, на который у Злобики возникает реакция, я решилась возобновить парные прогулки. В очередное утро Ласточка получила в напарники вместо Лихославля щенка и была отправлена на улицу. Я заняла наблюдательный пост на крыльце. Вначале Ластуша направилась к полю за деревней, но на полпути оглянулась, увидела меня и вернулась на лужайку около дома. Злоба семенила за ней. Целый час собаки бродили по площадке, обнюхивая цветочки. Убедившись, что все нормально я вернулась в дом. Через несколько минут услышала, что меня зовет отец. Вышла к нему, несколько удивленная интонацией его голоса. Отец махал руками и показывал в сторону поля. Посмотрела туда и открыла рот от удивления. Только что чинно бродившие собаки, носились кругами как ненормальные. Со стороны казалось, что на них напал рой пчел. Вот упала уставшая Злобика, Ласточка подлетела к ней и в игривых прыжках предлагает продолжить. Щенок поднялся и уже не так активно опять помчался за «нянькой». Еще несколько кругов и силы окончательно покинули щенка. Злоба уселась, и никакие уговоры Ласточки не могли сдвинуть ее с места. И только когда черная бестия направилась к дому, Злобушка поднялась и поплелась за ней. Теперь мне стало понятно, что за аллергия одолевала щенка. Видели бы вы морду Ласточки, когда она поняла, что я все видела и раскрыла ее коварные планы! Но Ласточка была бы не Ласточка, если бы мучилась угрызениями совести. Весь вид этой « черной подлюки» радостно говорил: « а я что? Я ничего, мы веселились, а она устала, выпускай братца, нас ждут великие дела». Я решила сменить тактику и отпускать гулять со Злобой только Лихославля. Но спокойные прогулки длились дня три – четыре, а потом Лелик применил способ, придуманный Ласточкой. То есть, выгуливал щенка не час – два, а уложился в несколько минут. Зная « сообразительность» нашего кобеля, все члены семьи единогласно пришли к выводу, что именно Ласточка на своем собачьем языке сумела объяснить брату, что надо сделать, что бы быстрее наступил момент свободы. С этого дня я освободила однопометников от обязанностей няни и лично гуляла со щенком.

Долинка появилась в нашем доме позднее Злобики. Разница в возрасте составляла пять месяцев. Так получилось, что несколько дней до моего приезда в Москву, Доля провела в доме Кудрявцевой Нины Георгиевны. Отдавая мне щенка, Нина Георгиевна выказала мне свое сочувствие, назвав щенка « очень жадной хулиганкой, с беспардонным поведением» и посоветовала с ходу брать малышку в ежовые рукавицы. Эти слова я вспоминала очень долго, сталкиваясь с очередными проделками Долинки. Одно то, что в первые минуты пребывания в нашем доме Доля сумела наладить контакт с достаточно строгим Лихославлем, получить его полное покровительство и безнаказанно доставать всех остальных членов стаи, уже говорило о незаурядном характере. Для простушки Злобики наступили не лучшие времена. У каждого щенка было свое место и свои игрушки. Но Долинка предпочитала играть Злобиными игрушками, свои видимо, оставив на «черный день». Мало того, при первой возможности все предметы утаскивала в свой уголок, под надежную охрану Лихославля. И только убедившись, что у Злобы больше не осталось ничего, неслась к своему богатству и в одиночестве наслаждалась разнообразием игрушек. Растерянная Злоба наблюдала со стороны, не осмеливаясь подойти. Когда я начинала восстанавливать справедливость и возвращать украденное имущество владелице, Долина издавала обиженные звуки, и на помощь приходил Лелик. Только мое присутствие спасало Злобу от гнева кобеля.

В собачьей стае установился определенный порядок. Например, когда Лихославль спал на диване, Злобике было запрещено любое движение. Это был час блаженства, и нарушать его не позволялось. Долинка запреты игнорировала. И что странно, если на Злобу Лелик злобно рявкал, то потревоженный беготней рыжего бесененка, только терпеливо вздыхал. В один из дней, Долину приспичило поиграть именно в период «тихого» часа. Как только она не заводила подружку, все было бесполезно, страх перед наказанием был слишком велик. Показывая, что Лелик спит крепко, и они его не потревожат, Долинка разбегалась, перепрыгивала через кобеля, запрыгивая на валик дивана, и спрыгивала обратно. Вначале Лихославль еще открывал один глаз, наблюдая за «перепрыжками», но затем успокоился и больше не реагировал. Убедившись, что «главный» крепко спит, а играть очень хотелось, Злобика начала робко гонятся за Долиной, держась на расстоянии от дивана. Веселая игра захватывала щенка все больше, круги расширялись, вот уже повороты происходят под самым носом у Лихославля, а тот продолжает спать. Теперь Злоба уже активно догоняет Долинку, самозабвенно растворившись в игре и окончательно потеряв бдительность. Вот она настигла свою подружку и в этот момент Долинка прыгает прямо на Лелика и тут же с него перескакивает на спинку дивана. Кобель вскакивает и видит перед собой растерянную Злобику. Такая наглость не может остаться безнаказанной и кобель рявкает так, что чубаренькая поджав хвост со всех ног несется на место. Лихославль поднимает голову, оборачивается к Долинке, а та игриво начинает лизать его в нос и при этом еще перепрыгивать через кобеля, всем поведением как бы говоря: « видел, ты видел какая она неуклюжая, я то молодец, вот какая ловкая, берегу твой сон». Лелик добродушно ворчит, принимая ласки рыжей проказницы и успокоившись, опять засыпает. Долинка начинает все сначала. Опять носится по комнате, перепрыгивая через Лелика и убеждая Злобу, что все происшедшее просто случайность. Проходит несколько минут и, наблюдая за весельем Долинки, Злобика не вставая с места, пытается поймать подружку. У нее, конечно, ничего не получается, но азарт игры охватывает все больше, и вот уже чубаренькая начинает делать короткие пробежки на своем матрасе. Рыжая же веселится во всю, Злобика не выдерживает, теряет бдительность, покидает свое место и все повторяется сначала, только теперь Лихославль не ограничивается одним рыком, а вскакивает и загоняет щенка на место. Незаслуженно наказанный щенок грустно лежит на подстилке, а рыжая бестия ликует, все получилось здорово, Лелик все - таки отлупил Злобу. И таким счастьем светится ее морда, что сердится просто невозможно.

Мы на охоте. Опытные борзые спокойно идут рядом, внимательно наблюдая за полем. Первопольная молодая Лаки Лены Романовской ликует от простора полей и носится то за птичками, то за летящими от ветра листьями. Каждый раз, когда она резко начинает нестись то в одну, то в другую сторону, Ласточка срывается за ней, видимо считая, что та пометила зверя. Это действие повторяется несколько раз. Убедившись, что молодая борзая просто «дурит» и этим самым отрывает от наблюдения « дельных» борзых, Ласточка в очередной раз догоняет Лаки и дает ей таких тумаков, после которых Лаки ходила рядом с Леной как привязанная и следующая ее скачка была только по зайцу.

Сообразительность моих борзых проявлялась не только в хулиганских действиях. Например, Знатный, неоднократно понимал, когда мне грозит реальная опасность и, не раздумывая, приходил на помощь. Ярким примером вспоминается случай, когда мы гуляли с маленькой Бронькой. Администрацией села мне было отведено место для выгула собак около речки Карачанки. Местные жители были в курсе распоряжения, и купаться сюда никто не ходил. Летним жарким днем, придя на площадку для выгула, мы обнаружили там отдыхающих. Я вежливо объяснила молодым людям, что это место предназначено для выгула собак, но ответом мне была грубая брань. Борзые выкупались, взрослые стали бродить вдоль берега, а маленькая Бронька носиться по песку. В очередной раз, когда она пробегала мимо отдыхающих, один из них размахнулся и пнул щенка. Взвизгнув, Бронька кувырком полетела по склону. Я кинулась к ней, парень за нами, с явными намерениями продолжить избиение собаки. Мне ничего не оставалась делать, как ударить его находившимися у меня в руке поводками. В ответ на это, мужская особь схватила огромную палку и кинулась на меня. Знатный гулял на полянке, и видеть нас не мог. А так как все действия проходили в полном молчание, то он так же ничего не мог слышать. Как он понял, что мы в опасности для меня остается загадкой. В тот момент, когда агрессивный отдыхающий уже занес руку с палкой для удара, молнией мимо меня пролетело в прыжке тело Знатного, с явным намерением вцепиться в горло обидчику. Только мгновенная реакция моей дочери, успевшей схватить кобеля за зад, предотвратило трагедию. Яростно хрипевший и вырывающийся Знатный производил устрашающей зрелище. Побледневшая особь, заикаясь, прошептала: « скажи спасибо, что ты баба, а то убил бы». « Спасибо я скажу своему кобелю, настоящему мужчине, защитнику слабых, а не тебе, трусливому подонку»- ответила я. Компания собрала свои вещи и покинула нашу площадку. Честно говоря, им ничего другого и не оставалось, так как Знатный с поднятым загривком и оскаленной пастью не спускал с них глаз. Прибавьте к этому злобное рычание и взгляд, налитый кровью, картина не для слабонервных.

Колпица, большая умница и послушная собака, в один из обычных дней повела себя очень странно. Услышав царапанье по входной двери, я вышла, ожидая увидеть склонного к этому Меркула. Какого же было мое удивление, когда это оказалась Колпица. Ласково пожурив ее, вернулась в дом. Не успела зайти, как Копа яростно продолжила крушить дверь. Озадаченная ее поведением, я строго отругала собаку и только собралась уходить, как меня остановил лай. Лающая борзая это большая редкость, а просто так лающая Колпица это нонсенс! Я уставилась на собаку, не понимая, что она хочет. Заметив, что ей удалось привлечь мое внимание, Колпица помчалась к пустующей конюшне, и недвусмысленно потребовала открыть дверь. Я захлебнулась от возмущения. В этот сарай мы обычно закрываем пустующих сук, или изолируем кобелей. Высказала Копе все, что про нее думаю, я вернулась в дом. Дверь затряслась от ударов лап, лай из обычного стал истошным, с собакой явно, что то происходило. Мне пришлось вернуться. Копа опять понеслась к конюшне и, не переставая лаять, стала прыгать на дверь. Поведение было более чем странным, борзую что то сильно тревожило и это «что – то» находилось в сарае. Мне пришлось подойти и открыть дверь. Оттуда вылетели Крынница и Куш и тут же начали лакать воду. Видимо ветром распахнуло дверь конюшни, парочка уютно устроилась на соломе, дверь захлопнулась и друзья оказались в темнице. А если учесть, что кормлю я собак сухим кормом, а это подразумевает свободный доступ к воде, страшно представить те последствия, если бы не умница Копа. Конечно, при вечернем кормление я бы обнаружила отсутствующих, но не было ли это поздно.

В июне 2006 года мы едем на первую всероссийскую выставку борзых, которую организовал клуб БиК. Место проведения парк в Раменском, рядом с конноспортивным комплексом. Выставка проходила в два дня и для участников были забронированы места в гостинице, а так же отведено место в парке для разбивания палаточного городка. Мы, то есть я, моя дочь Люба и подруга Лена, и пять наших борзых, разместились рядом с командой из Тамбова. Единственным неудобством было то, что собак пришлось привязывать к деревьям. Первый день экспертизу прошли собаки младшей и средней возрастной группы. Вечером веселые посиделки и дискотека. Как всегда с добрыми друзьями, вечными охотничьими спорами время летело незаметно. В самый разгар веселья, ко мне подошла дочь, пожелала спокойной ночи и отправилась к собакам. Мы с Леной ночевали в гостинице.

Утром на наши больные головы обрушились рассказы о вечерних проделках Даньки. Общими усилиями восстановили всю картину происходящего. Вначале собаки мирно сидели под деревьями, но Даньке это надоело, она перегрызла поводок и отправилась шляться по лагерю. Обнаружила бак с замаринованным для шашлыка мясом. Поела от души. Поняла, что одной ей столько не слопать. И стала носить куски мяса нашим собакам. Это увидел один из участников выставки и попытался поймать собаку. Попытка не удалась, и он пошел на поиски меня. Вместо меня нашел Любу и все ей объяснил. Дочь решила не отвлекать маму от развлечения и пошла сама наводить порядок. Подойдя к месту, где были привязаны наши собаки, обнаружила их отсутствие. Бросилась их искать. В этот момент услышала крики, побежала туда. У бака с шашлыком находились все наши собаки и спокойно поглощали мясо, а обожравшаяся Данька охраняла их от молодого борзятника, который пытался спасти остатки. Оказывается, сообразительная Данька поняла, что в пасть входит очень мало мяса, ходить придется очень долго, что бы накормить всех собак и приняла очень правильное решение – просто перегрызла всем поводки и показала, куда надо идти. Люба извинилась перед дежурным по лагерю, забрала собак и вернула их на место. Когда все успокоилось, дочь уснула, Данька опять перегрызла привязь, и борзые отправились продолжать трапезу. Когда и наши собаки наелись, а мяса еще оставалось очень много, Данька, следуя какому то своему закону о справедливости, пошла и перегрызла привязи у тамбовских и волгоградских борзых, затем любезно показала последним, где стоит бак с мясом. А как же! Выставка борзых, а праздник у владельцев! Нет уж, праздновать так всем вместе!

На этом дело не закончилось. Посчитав, что не царское это дело благородным борзым спать на одной только тонкой подстилке лежащей прямо на земле, Данька сходила на разведку и обнаружила целый автобус с чудесными мягкими сиденьями. Тут же « сообщила» о находке Затравке и Избраннику и вся троица уютно устроилась на ночлег. Ночевавший в автобусе Петр Кривов попытался выгнать собак, но Даня недвусмысленно дала понять, что она твердо решила спать в автобусе.

Данькины проделки дали свой результат. На последующих выставках, куда я привозила Даню, мне торжественно вручали крепкие, прочно спаянные железные цепочки. И каждый участник, видя меня без собаки, тут же интересовался, прочно ли привязана « ума палата». О судьбе Даньки на выставках, можно было больше не волноваться, за ней зорко следили несколько десятков глаз.

Старг, свободолюбивый бродяга, при первой возможности перепрыгивал через забор и отправлялся бороздить просторы около хутора Осиповский, когда мы жили в Волгоградской области. Неоднократно приносил домой живых козлят, которые отставали от огромного стада. А однажды, в очень сильные морозы принес гончую собаку. Да, я не оговорилась, в самом прямом смысле он нес в зубах истощенное, безжизненное тело. Дочь, увидев эту картину, и посчитав, что Старг убил собаку, с грозным ругательством треснула кобеля. Какого же было ее удивление, когда она поняла, что гончая жива, но совершенно обессилена и жизнь в ней теплится с трудом. Мы занесли собаку в теплый сарай, поили молоком, сытно кормили и уже совершенно здоровую отдали гончатнику. У Старга была одна очень плохая черта - он убивал собак, почему он изменил своему правилу в этот раз, остается загадкой. Но факт на лицо, он не только не убил собрата, но в полном смысле спас той жизнь.

« Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет»- гласит поговорка. В тот день умной оказалась моя дочь, а мы с Леной Романовской решили сократить путь и напрямую перейти овраг. Карачанские овраги заслуживают подробного описания. Глубина их местами достигает метров пятнадцати, склоны достаточно крутые, почти отвесные и покрытые глиной. У самого верха растительность отсутствует, но если ты сумел преодолеть это расстояние, то выбраться наверх мешает « козырек» выступающий на полметра.

Чтобы перейти на другую сторону, надо уйти влево метров на двести назад. Что Люба и сделала. Нам с Леной было лень возвращаться, и мы решили, что сумеем пройти напрямую. Спустились вниз и начали подниматься. Борзые, сопровождающие нас, развернулись и пошли за Любой. Как не прискорбно, но, похоже, даже собаки сумели трезво оценить ситуацию. Скользя по глине, поддерживая друг друга, мы, наконец, подползли к самому верху. И уткнулись в козырек. Наши попытки преодолеть это препятствие закончились полной неудачей. Вниз спускаться было страшно. Вдобавок ко всему, глина стала обваливаться. В последний момент перед падением, мы схватились за кустик одинокого терновника. Попытались звать на помощь Любу, но колючий кустик устрашающе затрещал. Картина маслом: висят две д… девушки, держаться за колючки и шепотом смеются. Любаша перешла овраг, и пытается разглядеть, где находимся мы. Но надежное укрытие в виде козырька не позволяет ей нас увидеть. Дочь начинает нас звать. Мы, конечно, слышим, но при первой попытке откликнуться, кустик начинает « подвижку». Поэтому висим молча. Время тянулось медленно. Замерзли руки исколотые терновником, онемели ноги, устало тело. Согревал только беззвучный смех от нашего «дурошлепства». Силы уже были на исходе, когда над нами появилась голова Любы. Увидев нас, дочь зашлась в хохоте. А мы в тот момент не могли ей даже прочитать нравоучение, что негоже смеятся над попавшими в беду. Продолжая бессовестно хохотать, дочь опустила к нам сворку и по одному вытянула наверх. Мы упали на траву и все трое катались от смеха, мы с Леной от радости благополучного исхода, а вот Любаша от неповторимости увиденного. А потом дочь рассказала, как она нашла нас.

Потеряв нас из поля зрения, и не получив отзыва на свои крики, не зная что думать, дочь решила вернуться назад. Она уже развернулась в обратном направление, когда ее внимание привлекла Бронька, которая явно требовала, что бы Люба шла за ней. Решив, что молодая собака хочет поиграть, Любаша отмахнулась от нее. Бронька резко сорвалась и понеслась вперед, где на краю оврага кучкой стояли борзые и заглядывали вниз. Дочь, продолжая уходить, звала собак, но они никак не реагировали. Бронька продолжала метаться между Любой и борзыми, преграждая дочери путь. Заподозрив неладное, Люба уступила собаке и пошла за ней. Подойдя к своре, попыталась подозвать собак, но те не послушались и продолжали смотреть вниз. Пришлось подойти ближе и заглянуть, что же там привлекло внимание борзых. Комичность увиденного была так велика, что дочь не могла сдержать смех. Если бы не наши борзые, вся бы эта история могла закончиться очень печально. Люба, конечно, перейдя на другую сторону, увидела бы нас, но что бы помочь, ей пришлось бы вернуться. Вряд ли нам хватило сил провисеть так долго.

Азарт, кобель со сложной судьбой, так и не сумел в полной мере наладить игривые отношения с борзыми. Помня о своем тяжелом детстве, нехватки любви и внимания до конца жизни опекал всех малышей: щенков, цыплят, козлят, поросят. За что от домашних получил прозвище « дядюшка Ас». От цыплят отгонял ворон, закрывал от дождя, терпеливо сносил бодания козлят и даже сам отвечал им легким « боданием», учил « собачьим» правилам щенков, устраивал с ними игры в «догонялки», согревал своим теплом поросят.

Лихославль, любитель сдобного теста, научился открывать духовку, и стоило выйти с кухни, тут же тырил их прямо горячими. Был пойман на месте преступления и наказан. В дальнейшем, при выпечке, я заглядывала на кухню и как только видела открытую дверцу духового шкафа, выдворяла Лихославля в комнату, тем самым, предотвращая полное уничтожение пирожков. Основательно подумав, Лелик взяв пирожок, стал закрывать дверцу. В очередной раз, выждав нужное время, я открыла духовку и обнаружила, что она пуста. С этого дня, занимаясь выпечкой, я первым делом обеспечивала отсутствие Лихославля. Вообще, Лелик соображал медленно, но основательно. Сняв крышку со сковороды или кастрюли, съедал содержимое и аккуратно ставил крышку на место. Подточил «завертыш» на двери сарая, куда выносилась еда для собак, открывал его, запускал всю братию, а после завершения трапезы, обязательно закрывал. Долго мы не могли понять, куда исчезает еда из закрытого сарая, пока муж не застал Лихославля за закрыванием дверей.

Двор наш делился на две половины. В первой находился погреб, а на второй сараи для собак. В один из дней Знатный, почему - то препятствовал нашему намерению зайти на вторую половину двора и молча толкал своим телом в направлении погреба. Мы отталкивали его и продолжали заниматься своими делами, но Знатный постоянно мешал нам. Вечером обнаружили отсутствие Баси, кавказкой овчарки. Стали искать, звать ее, но безрезультатно. Знатный суетился вместе с нами, и стоило оказаться около погреба, начинал нас подталкивать к нему. Первой сообразила Люба, что действия кобеля какие то целенаправленные и, подчиняясь, открыла дверь, ведущую в сарай, в котором находился погреб. Знатный тут же влетел туда, остановился около открытой крышки, заглядывая вниз. Дочь последовала его примеру и обнаружила в погребе Баську. Если бы не Знатный, неизвестно когда бы мы нашли кавказиху, и была бы она еще жива, тоже неизвестно. А так Баська, за свое любопытство, обошлась легкими ушибами и одним днем лишения свободы.

Стеша, большая сластена, однажды стащила огромный пакет с конфетами, спрятала его под кроватью и умудрялась разворачивать фантики прямо в пакете. В итоге ни одной конфетки, и полный кулек оберток.

Одним из самых ярких проявлением собачьего ума я считаю случай, произошедший в северной деревне и рассказанный нам очевидцами. Я уже рассказывала, что долгое время мы каждый год на летний отдых выезжали в деревню. Ласточка и Лихославль шлялись по всем окрестностям и северяне их хорошо знали. В трех километрах от нас находился центр сельской культуры, т.е. магазин, почта, клуб, фельдшерский пункт. Вот вся эта история произошла именно там, начало которой увидели мы, а окончание рассказали свидетели, ожидающие открытие магазина. Наша неразлучная парочка, из за подлого характера Ласточки и скорого на расправу Лихославля, дружбы с другими собаками не водила, но один из местных «дворянинов» по кличке Дик, сумел наладить с ними контакт. Остальные коренные жители собачьего рода за предательство и дружбу с « городскими» изгнали Дика из своего общества и при каждой возможности драли его как « сидорову козу». Трудные времена наступили для бедного Дика, когда закончился отпуск, и мы вернулись в город. Прошел год. В июне мы прибыли в деревню и буквально через час под нашими окнами появился Дик. Встреча друзей была бурной и радостной, Ластуша по такому поводу стибрила под шумок хороший кусок мяса и угостила верного приятеля. Мы все это видели, но не стали ругаться, это ведь традиция и у людей, организовать застолье после долгой разлуки. Когда бурный всплеск радостной встречи немного утих, Дик, недвусмысленно стал звать борзых за собой. Тем было лень, сказывалась усталость после долгой дороги, но их приятель, как нам казалось со стороны, взахлеб рассказывал какие то новости, и видимо это так заинтересовало нашу парочку, что они направились в сторону деревни Первомайской. Дальше рассказывают очевидцы. У магазина, ожидая его открытия после обеденного перерыва, собралась небольшая толпа. В основном все местные жители. Рядом, греясь на солнышке, валяются почти все собаки, проживающие в этой деревне. Недалеко находится полуразрушенный сарай, густо заросший кустарником. Из этих зарослей выходит Дик, и в весьма агрессивной позе идет на собак. Ошалели все, и люди и собаки. Обычно Дик, не отходит от своего двора, а что бы он сам, первый, пошел на собак, это было из области плохого сна. Сначала опомнились собаки, но от небывалой наглости растерялись и, вскочив на ноги, продолжали наблюдать, не трогаясь с места. Дик продолжал свое наступление. Люди растерялись, возникла небольшая паника после того, как кто – то высказал предположение, что кобель взбесился. Возможно так же считали и собаки. Когда расстояние между Диком и собаками минимально сократилось, вожак стаи опомнился, и бросился на «изгоя». Вся братия помчалась за ним. Дик развернулся и со всех ног помчался к развалинам. Опередив собак метров на пятнадцать, влетел в кусты, а оттуда спокойно вышел Лелик. Наш кобель даже не рычал, а просто спокойно стоял, глядя на преследователей. Собаки тормозили так, что был слышен скрежет « тормозных» колодок. Задние (не соблюдали дистанцию!) налетали на передних, сбивали их с ног, первые пытались развернуться и удрать, но тут опять кто - либо резко тормозил, вообщем, огромная куча мала из ошалевших от страха собак. Лелик так и не тронулся с места, но тут вылетела Ласточка и начала раздавать тумаки. Визжавшая стая улепетывала со всех ног, подгоняемая черной сукой. А Дик, вылез из укрытия, встал рядом с другом и казалось просто хохотал от души, наслаждаясь справедливым возмездием. После этого случая, местные собаки не трогали Дика даже тогда, когда его городские друзья покинули деревню. А сама эта история обросла такими небылицами, что некоторые из очевидцев стали утверждать, что лично слышали, как борзые и Дик, обсуждали план наказания обидчиков.

Возможно, какой то скептик, сомневающийся в разумном мышлении собак, попытается объяснить все эти истории случайным совпадением, но для меня соб
дата публикации: 23.06.2010 (16:12)