Борзянка

Подранки

Одним из преимуществ охоты с борзыми считается полное отсутствие подранков. Зверь или пойман, или ушел от собак целым и невредимым. Значит все честно, по законам природы. Так то оно конечно так, да в любом правиле есть исключения. Мне, например, доводилось видеть травлю в Волгоградских степях, когда косой сумел уйти от борзых, оставив в зубах свой хвост, оторванный вместе с позвонками и клок шерсти вместе с кожей. Но случай, который произошел со мной и моими собаками в корне изменил мнение о том, что на охоте с борзыми подранков не бывает. Бывает, да еще в таком количестве, что ружейнику и не снилось.

Произошла эта история в 1997 году. Год на зайцев был «не урожайным». Пустые поля разочаровывали, но мы не теряли надежды, и при каждой возможности шли на охоту. Зима была бесснежная, охотились по чернотропу и конечно ждали снега, который бы облегчил поиск зайца. Снег выпал в середине января. Увидев утром снежный покров, мы (то есть я, и моя старшая дочь Люба) взяв собак ,тут же отправились на охоту. Увы, первая пороша всегда соблазнительна, но заяц обычно по ней не ходит. Проходили несколько часов, полюбовались красотами природы. Высказали друг другу все, что мы думаем о радости первой пороши, о вредности зайца, и направились к дому. Я шла краем глубокого оврага, а Люба по посадке, метрах в десяти от меня. Через какое то время я заметила, что дочь судорожно размахивает руками, явно стараясь привлечь мое внимание. Направляюсь к ней. Кивком спрашиваю, что случилось. Дочь молча тычет пальцем себе под ноги. Внимательно вглядываюсь и кроме старого трухлявого остатка дерева и кучки прелых листьев, ничего не вижу. Не понимаю почему дочь все делает жестами, но подхватываю правила игры и , продолжая молчать, пожимаю плечами, обозначая что ничего не вижу. Дочь делает страшные глаза, изображая крайнее возмущение, и продолжает тыкать пальцем в бревно. Опять внимательно вглядываюсь. Начинаю понимать, что меня смущает отсутствие снега на этом пятачке, но больше ничего не вижу. Вопросительно смотрю на дочь. И по выражению ее лица понимаю, что мне пора вместо борзых приобретать собаку-повадыря слепого. Вновь вглядываюсь в указанном направление, терпение дочери заканчивается и нарушив все правила конспирации, наклонившись и ткнув во что то пальцем она громко говорит : « Мама, вот лежит заяц». Тут я его и увидела. Плотно вжавшись в землю и почти одного цвета с бревном, лежал косой. «Вижу, вижу» - громко ответила я, и тут же прижала палец к губам, и стала шёпотом подзывать собак и так же шёпотом объяснять дочери дальнейшие наши действия. Когда вспоминаешь на досуге свое поведение в момент охотничьей страсти, начинаешь сам сомневаться во здравии своего рассудка. Но что было, то и рассказываю. Собаки подозваны, взяты на свору?! Злоба, Лихославль, Долинка у Любы и Ласточка у меня. Я, топнув ногой около косого, громко кричу «Вставай»! При моем вопле заяц не шевельнулся, а дочь от неожиданности выпускает сворку из рук. Борзые сходят и со всех ног и мчатся неизвестно куда, вполне возможно, что мой вопль они восприняли как сигнал тревоги и значит, следовало спасаться со всех ног. Злоба в страстном (или от испуга?) прыжке с места, наступает задней ногой на косого, и на этом терпение зайца закончилось. Вообщем, заяц летит на одну сторону посадки, а борзые умчались в другую. Но не все еще потеряно, я то не поддалась общей панике и на своре у меня Ласточка. Только показать ей русака я не могу, все внимание собаки приковано к уходящим друзьям, а подлец косой, незаметно прошмыгнув между нами, оказался сзади и теперь мне еще надо развернуть собаку, которая явно рвется вперед и оказывает сильнейшие сопротивление моим маневрам. Заяц был уже на расстоянии метров сорока, когда Ласточка пометила его. Черной молнией метнулась и в своем знаменитом броске потащила русака. Крик радости был прерван дальнейшими странностями происходящего. Ласточку, державшую русака в зубах какая то неведомая сила швырнула к краю оврага и, не удержавшись, собака покатилась вниз по крутому склону, а рядом кувыркался заяц. На дне оврага борзая и русак вскочили, оба явно не понимали, что произошло, а так как стояли они « цветок к правилу», и, смотрели в противоположные стороны, то так и рванули со всех ног друг от друга. Мы ничего не понимали. Я же просто озверела. Ругала троицу, которая умчалась неизвестно куда и зачем, а заодно и Ластушу, обзывая ее « слабозубой»?! старухой на трясущихся?! ногах. И когда Ласточка подошла ко мне, оттолкнула её от себя. Моя любимица была в полной растерянности. Она честно выполнила свою работу, и не могла понять, чем вызвано мое недовольство. Не всегда заяц бывает пойман, но я всегда хвалю своих собак, что на меня нашло в этот раз, не знаю. В себя, меня привел плач Любаши. В отличие от меня дочь сохранила хладнокровие и старалась подбодрить собак, поглаживая и говоря ласковые слова. Вот тут она и обнаружила, что у Ласточки очень сильно разорвана щека. Видимо косой был пойман не привычной для этой собаки манере «по месту», а схвачен за бок, и своими задними мощными ногами нанес такой удар, что не только разорвал щеку, но и свалил собаку с ног. Чем и можно объяснить этот странный прыжок в сторону и дальнейшее падение Ласточки. Переполненная стыда за свое поведение я попросила у дочери прощения, потрепала и приободрила собак. Собрались идти домой, но Любаша заметила, что на следах оставленных ушедшим зайцем есть капельки крови. Видимо Ласточка прокусила косому бок. Мне, выросшей среди таёжных охотников и впитавшей с детства законы охоты, сразу вспомнилось, что хороший охотник всегда «добирает» подранка. Не стыдно подранить зверя, позор тому, кто оставит подранка. Мы стали тропить русака. Круг сделали километра три, и след привел нас к небольшому оврагу. Я взяла Злобу и Долину на свору, а Любаша с кобелем начала спускаться в овраг. Заяц подпустил близко и встал метрах в пяти от Любы. Сброшенный Лихославль сделал рывок, но не удержался на глинистом склоне и кувырком полетел вниз. Ласточка прыгнула с другой стороны и уже почти схватила косого, но в этот момент ее сбил кувыркающийся Лелик. Куча мала, а прохвост заяц вывернувшись из под собак летит наверх оврага. Я держу собак и решаю сбросить их в угон, когда косой отрастет и пойдет чистым полем. Но эта сволочь вылетает наверх прямо на нас и оказывается между двух борзых, которых я держу на своре. Злоба и Долинка одновременно делают попытку схватить косого, который ловко подпрыгнул вверх, а бедные борзые поймали друг друга за щипцы. Косой ПОДРАНОК скрылся, он не пошел в чистое поле, а нырнул в отрожину оврага. На его следах больше не было пятен крови, и наша совесть была чиста, тем более наши четыре подранка были ранены сильнее. Из прокушенных щипцов Злобы и Долинки обильно текла кровь, края рваной раны на щеке Ласточки угрожающе разошлись, а бедный Лихославль при падении, за что-то зацепился ногой и теперь очень сильно хромал. Так что теперь мы с дочерью, если слышим, как кто- то начинает говорить что на охоте с борзыми не бывает подранков, обязательно рассказываем эту историю, а главного героя тех событий мы иначе как косой подлец не называем.

Но история о подранках на этом не закончилась. Ровно через год, в той же лесополосе, где поднялся косой подлец, покалечивший наших борзых, мы еще раз убедились, что на псовой охоте бывают разнообразные подранки.

Был красивый осенний день. Мягко грело солнышко, даря прощальное тепло перед долгой зимой. Посадки радовали разнообразием цвета. Желтый, зеленый, красный все это в приглушенных тонах мягко и ненавязчиво. И мы под стать природе умиротворенные и охваченные каким то теплым спокойствием, бредем с борзыми. Даже желания поохотиться, испытать всплеск эмоций отсутствовало. Хотелось просто идти, слушать тишину и наслаждаться покоем. Борзые были отпущены со свор, но ни кто не бегал, ни рыскал, а шли неторопясь рядом, охваченные какой то приятной осенней ленью. Только вечный бродяга Старг оставался у Любы на своре, и они шли по посадке. Я шла краем оврага, слушала легкий шелест опадающих листьев, изредка раздавались голоса птиц, но в основном наслаждалась тишиной и мягким прикосновением легкого ветерка. Это был тот самый миг, когда любишь весь мир и сливаешься с ним воедино. И когда все мои ощущения настигли наивысшего блаженства, раздался такой крик, вопль, ор и такая отборная ругань, что я в доли секунды рухнула с небес на землю и в панике заметалась, не зная, что делать. Что только я не передумала, пока неслась в сторону, откуда доносились крики. Увидев скачущую на одной ноге дочь, окончательно перепугалась. Что я думала в тот момент, об укусе змеей или нападении на дочь тигра, не знаю, но я очень испугалась за ребенка. Страх гнал меня, но, уже подбегая к дочери, я начала понимать подсознательно, что выражение лица Любы не соответствует крику боли. Любаша плакала и хохотала одновременно, при этом продолжала скакать на одной ноге, поджимая другую. Старга рядом не было. На мои вопросы что случилось, дочь только показывала большой палец, продолжая смеяться и плакать. Когда Люба успокоилась, она рассказала мне, что произошло.

В отличие от меня, Любаша не наслаждалась звуками природы, а в состоянии полудремы шла по посадке и откровенно хотела спать. Даже медленно идти ей было лень и, зная, что, дойдя до конца оврага, я развернусь и вернусь на это же место, дочь решила стоя подремать и подождать меня, не прилагая ни каких усилий. Решено сделано. Остановилась, прислонилась к дереву и задремала. Но Старгу дремать не хотелось и он начал поскуливать, тянуть сворку. Люба в своем полусне стала подтягивать кобеля, надеясь, что при прикосновении ее руки он успокоится. Вот тут между ними и вскочил русак. Лежал, плотно вжавшись в землю, и в невысокой траве был совсем не заметен. В ту же секунду Старг сделал попытку схватить косого, но промахнулся и вцепился в Любину ногу. От прокуса спас толстый кожаный охотничий ботинок, но боль была очень сильной. Вернулся Старг, косого он не поймал и что было за посадкой, мы не видели, но охота в этот день была закончена, Люба не могла наступать на ногу и мы вернулись домой. После этой охоты дочь хромала неделю и была уверена, что все это проделки того самого «косого подлеца».

В этом же году, приблизительно через месяц, дочь пошла на бойню за мясом и взяла с собой Ласточку. Сокращая путь, шла тропинкой около огородов, огороженных колючей проволокой. Косой поднялся прямо из под ног. В один прыжок Ластуша накрыла его и взяла. Молодая охотница, забрав у собаки живого русака, уже предвкушала радость от моей реакции. Подняв зайца за уши, дочь развернулась в сторону дома. Не успела сделать и несколько шагов, как косой подлец, своими мощными задними ногами попытался оттолкнуться от Любы. Сила удара была так велика, что дочь выпустила русака, тот скакнул в дырку забора, а мгновенно среагировавшая борзая влетела в проволоку и запуталась в колючках. Косой ушел, а перед моими глазами предстали Ласточка, вся в мелких царапинах и Люба, в разорванном пуховике и с висящими лохмотьями голенища сапог – дутиков.

Так что теперь мы точно знаем, что на охоте с борзыми подранки бывают, и закон природы « побеждает сильнейший» необязательно подразумевает собаку.

Автор: Елена Быкова.
дата публикации: 23.06.2010 (16:14)